Почему без развития собственной промышленности не обойтись: опыт Южной Кореи, Китая и США

Российская политика импортозамещения дает позитивные результаты, признают отечественные и иностранные эксперты. И это неудивительно, ведь развитие собственного промышленного производства, научных, технологических и прочих компетенций — основной способ развития экономики. Отстающие еще в недалеком прошлом страны, совершившие заметный экономический рывок, шли именно этим путем. А сегодня политика реиндустриализации, импортозамещения и разумного протекционизма стала весьма популярной и среди процветающих западных держав.

Благодарим редакцию корпоративного журнала "Сибирская нефть" ПАО «Газпром нефть» за предоставление данного материала. 

Промышленный бум: Корея

Все страны, которые совершили экономический рывок за последние полвека, делали ставку на развитие своей промышленности. Для этого национальные правительства использовали, в общем-то, обычный набор стимулов: налоговые льготы, дешевые и длинные кредиты, привлечение иностранных инвесторов, которых часто заставляли осуществлять локализацию производства, таможенно-тарифная защита своих производителей, поддержка экспорта с помощью госгарантий, госконтракты и пр. При этом важным условием всегда было сохранение открытости экономики, вовлеченности национальных производителей в мировую торговлю и глобальные производственные цепочки.

Послевоенная Япония, Южная Корея и другие «восточноазиатские тигры», Чили и Бразилия, Южно-Африканская Республика, Турция и, конечно, Китай прошли путь от бедных, преимущественно аграрных стран до промышленно развитых государств. Товарный и технологический импорт постепенно замещался на продукцию собственного производства, а спустя некоторое время местные корпорации набрали достаточно ресурсов и компетенций, чтобы завоевать мировой рынок.

От смартфонов до газовозов

В середине прошлого века почти вся территория Корейского полуострова была одной огромной кровоточащей раной. Три года войны, миллионы погибших и раненых, практически уничтоженная промышленность. Мирный договор 1953 года остановил боевые действия и закрепил разделение на коммунистический север и прозападный юг. КНДР сегодня находится в системном кризисе, а Республика Корея стала одним из глобальных экономических лидеров.

Основные двигатели корейского экономического чуда — это многопрофильные семейные корпорации чеболи. Они начинали с торговли, строительства, выпуска товаров народного потребления. А затем освоили и машиностроение, и судостроение, и электронику. Этому способствовала соответствующая фискальная и экономическая политика властей.

Поскольку внутренний рынок был изначально недостаточно емким для такого рода продукции, корейские конгломераты в своей работе всегда ориентировались на экспортные поставки. Стоит отметить, что Южная Корея сегодня входит в число крупнейших экономик мира. Ее ВВП в 2017 году, по данным Всемирного банка, составил $1,5 трлн. Примерно такой же показатель был и у России.

Промышленный бум Китай

Сегодня южнокорейские чеболи, такие как Samsung, LG или Hyundai, ставшие транснациональными корпорациями, производят широчайший спектр продукции. Например, Samsung, известный каждому как мировой лидер по выпуску смартфонов, при этом также производит нефтяные танкеры, газовозы, офшорные платформы. В частности, именно на верфи Samsung Heavy Industries было построено верхнее сооружение для первой в России морской газодобывающей платформы «Лунская-А», которая работает на сахалинском шельфе в рамках проекта «Сахалин-2» (50% плюс одна акция оператора проекта компании Sakhalin Energy принадлежат «Газпрому»). Платформа спроектирована для круглогодичной эксплуатации в условиях суровых климатических, волновых, ледовых и сейсмических нагрузок. Там же, на самсунговских верфях, была построена палуба и для другой платформы «Сахалина-2» — «Пильтун-Астохской-Б».

Основные двигатели корейского экономического чуда — многопрофильные семейные корпорации чеболи, которые начинали с выпуска товаров народного потребления

По данным аналитиков, примерно две трети всех эксплуатирующихся в мире танкеров по перевозке сжиженного природного газа (СПГ) было построено на верфях в Южной Корее. По оценке Braemar, южнокорейские компании в прошлом году получили 78% заказов на строительство СПГ-танкеров и плавучих газовых хранилищ.

Сейчас идет процесс слияния двух южнокорейских судостроителей — Hyundai Heavy Industries (HHI) и Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME). Объединенная компания будет контролировать более 20% мирового рынка судов и морских платформ.

Составить конкуренцию корейским судостроителям собирается Китай. Для этого, по сообщениям информагентств, власти страны рассматривают слияние China State Shipbuilding Corp. и China Shipbuilding Industry Corp. Совокупная выручка этих корпораций в прошлом году оценивалась более чем в $80 млрд. Портфель заказов включает как гражданские суда, так и авианосцы для китайского военно-морского флота.

Поднебесная бьется за лидерство

Нынешний Китай — это без преувеличения глобальный экономический лидер, единственная страна в мире, которая в состоянии на равных конкурировать с США. Причем ситуация такова, что во взаимной торговле именно у Поднебесной неоспоримое преимущество.

По данным Министерства торговли США, дефицит (то есть разница между экспортом и импортом) торговли товарами с Китаем в 2018 году вырос на 11,6% и составил рекордные $419,2 млрд. И это несмотря на взаимный обмен повышенными таможенными пошлинами. И это тот же самый Китай, который, казалось, еще недавно был отсталой коммунистической страной.

Пекин и Вашингтон ведут сейчас сложные переговоры о торговой политике. Предыдущий дедлайн был установлен на 1 марта, но соглашение не было достигнуто к этому сроку. Впрочем, наблюдатели не теряют оптимизма.

Одним из камней преткновения является вопрос прав на интеллектуальную собственность и обвинения американцами китайцев в промышленном шпионаже. Надо признать, что значительная часть этих претензий обоснована. Заимствование и копирование чужих технологий и дизайна долгие годы было одним из элементов китайского рывка. Это не то чтобы поощрялось, но власти не препятствовали таким действиям китайских госкомпаний. Дешевые копии между тем хорошо продавались и на внутреннем, и на внешнем рынке.

Со временем корпорации переварили чужие технологии и с помощью длинных и дешевых денег, которыми их исправно снабжает национальный банковский сектор, сами стали законодателями моды во многих отраслях. Китай поставляет по всему миру не только ширпотреб, но и автомобили, скоростные поезда, станки и оборудование, создает свою спутниковую группировку в космосе, готовится к экспансии на авиарынке с серией новейших авиалайнеров. Особенно больших успехов китайцы добились в IT и телекоме.

Заимствование и копирование чужих технологий и дизайна долгие годы было одним из элементов китайского рывка. Власти не препятствовали таким действиям госкомпаний

Так, буквально за несколько лет на лидирующие позиции по производству смартфонов вырвалась компания Huawei. В прошлом году лидером в секторе был корейский Samsung с долей рынка в 17,3%, свидетельствуют данные Gartner. На втором месте оказался американский гигант Apple (его доля 15,8%), а Huawei заняла третье место с долей в 14,8%. Уже в этом году китайцы могут стать лидером рынка, полагают аналитики.

В прошлом году ВВП Китая вырос на 6,6%, а объем промышленного производства увеличился на 6,2% и впервые превысил отметку 30 трлн юаней (около $4,4 трлн) при стабильном росте прибыли и притоке иностранных инвестиций, сообщает портал «Вести. Экономика» со ссылкой на министра промышленности и информатизации КНР Мяо Вэя.

Власти Поднебесной продолжают поддерживать свою промышленность. В частности, было объявлено о снижении налогов и новых инфраструктурных инвестициях, а Народный банк Китая снизил резервные требования для большинства банков. Кроме того, были сняты ограничения на участие иностранцев в ряде секторов.

«В 2018 году инвестиции в обрабатывающую промышленность подскочили на 9,5%. Это самый быстрый рост с июля 2015 года и ускорение в течение девяти месяцев подряд», — заявил Мяо Вэй. Прямые иностранные инвестиции в обработку в прошлом году выросли на 22,9%, до $41,2 млрд.

Стоит также отметить, что китайские инвестиции в исследования и разработки в 2018 году выросли на 11,6% и составили 1,97 трлн юаней ($293,6 млрд), или 2,18% ВВП.

Трудный путь домой

Важно отметить, что торговая война, которую Дональд Трамп затеял с Китаем, преследует абсолютно прагматичные цели. США хотят, чтобы Китай покупал больше американских товаров. Это должно стимулировать рост промпроизводства в Штатах и способствовать сокращению торгового дефицита.

«Сделаем Америку снова великой!» — с таким лозунгом Трамп победил на президентских выборах. И главной составляющей этого «камбэка» являются реиндустриализация и экономический подъем. Хозяин Белого дома провел через Конгресс налоговую реформу, которая призвана облегчить фискальный пресс на бизнес. Основным элементом реформы стало снижение ставки корпоративного налога с 35 до 21%. Общий объем налоговых послаблений оценивается в $1,5 трлн. Кроме того, американская администрация увеличила госрасходы, в том числе расходы на инфраструктуру и закупку вооружений.

Все это — вместе со словесными интервенциями Дональда Трампа — должно стимулировать возвращение производств (этот процесс получил название решоринг, reshoring) и рост инвестиций. Пока итоги прошлого года оказались позитивными: ВВП вырос на 3,1%, а уровень безработицы держится на минимуме, в районе 4%.

И, пожалуй, стоит отметить наращивание добычи нефти. По оценке Joint Organisations Data Initiative, в январе этого года США добывали 11,881 млн баррелей в сутки. Это первое место в мире. На второй позиции была Россия с 10,647 млн баррелей, третьей была Саудовская Аравия с 10,243 млн баррелей.

Впрочем, не все хорошо. Сокращение налогов и увеличение госрасходов ведут к увеличению госдолга, который уже превысил $22 трлн. Проблемой также является тот факт, что далеко не все американские корпорации тратят на капвложения. Аналитики отмечают, что многие компании используют репатриируемый капитал на выкуп собственных акций на рынке.

Промышленный бум Америка

Новый курс по-немецки

Тренд на реиндустриализацию становится глобальным. Вслед за США этот курс провозгласила Германия. В феврале была обнародована «Национальная индустриальная стратегия — 2030». Она разработана для сохранения и дальнейшего повышения благосостояния, которое немцы накопили за 70 лет, пояснил министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер.

Одна из ключевых задач: повысить в Германии долю обрабатывающей промышленности в создании валовой добавленной стоимости с нынешних 23 до 25%, сообщает Deutsche Welle (DW). К 2030 году надо добиться того, чтобы в целом в ЕС этот показатель достиг 20%. Но это будет нелегко, поскольку «во многих странах процесс деиндустриализации идет еще полным ходом», говорится в документе.

Среди ключевых элементов стратегии — создание государственного инвестиционного фонда, который позволил бы правительству на определенное время приобретать доли в предприятиях с целью защитить их от нежелательных поглощений, рассказывает DW. Еще один пункт — это целенаправленное формирование «национальных или европейских чемпионов» — крупных частных компаний, обладающих той критической массой, которая необходима, чтобы успешно противостоять на мировом рынке концернам из Китая, находящимся в руках государства или пользующимся его всемерной поддержкой, или интернет-гигантам из США.

В Германии полагают, что они сохраняют мировое лидерство в таких отраслях, как машиностроение и производство промышленного оборудования, автопром, производство медицинской техники, зеленые технологии и др. А вот в телекомоборудовании, интернет-технологиях, компьютерной технике ФРГ уже отстает от лидеров. Есть риск сильно отстать и в разработках в сфере искусственного интеллекта, био- и нанотехнологиях.

Пока стратегия обсуждается, немецкие промышленники уже начали постепенно возвращать производства на родину, также сообщает Deutsche Welle. Это происходит из-за автоматизации и цифровизации, которые снижают потребность в рабочей силе и сокращают затраты.

Схожие планы есть у многих других стран мира. Глобальная конкуренция обостряется, и без современной инновационной промышленности выиграть в этой борьбе будет крайне затруднительно.

Текст: Евгений Третьяков Иллюстрации: Дмитрий Коротченко

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях