Ракетное двигателестроение России: как создается холдинг

В текущем году завершится формирование интегрированной структуры ракетного двигателестроения (ИСРД). Об этом, а также о задачах, которые предстоит решать коллективам предприятий холдинга, и развитии ПАО «Протон-ПМ» как ключевого серийного производителя ракетных двигателей, рассказал генеральный директор АО «НПО Энергомаш» Игорь Арбузов.

20 марта 2020

Благодарим редакцию газеты "Орбиты Протона" за предоставление данного материала. 

– Игорь Александрович, на каком этапе сегодня находится создание интегрированной структуры ракетного двигателестроения?

– Мы подошли к завершающему этапу формирования холдинга. В прошлом году наблюдательный совет Госкорпорации «Роскосмос» принял решение, определившее семь предприятий, которые войдут в состав ИСРД, и корпоративную структуру управления. Она предполагает передачу акций этих компаний в собственность головной организации  НПО Энергомаш. «Протон-ПМ» и Конструкторское бюро химавтоматики уже находятся в составе холдинга. Более того, в 2019 году мы объединили КБХА и Воронежский механический завод под брендом «Воронежский центр ракетного двигателестроения». Сегодня они уже работают как одно предприятие. Завершить создание акционерного общества на базе этих активов планируется в конце 2020-го – начале 2021 года. В состав ИСРД войдёт и ещё одно воронежское предприятие – АО «Турбонасос», которое занимается в основном гражданской тематикой. ГК «Роскосмос» сегодня передаёт нам акции этой компании в доверительное управление. В 2019-м после завершения процедуры акционирования в интегрированную структуру также включён Научно-исследовательский институт машиностроения в Нижней Салде.

В настоящий момент в структуру ИСРД ещё не вошло Конструкторское бюро химического машиностроения им. Исаева – бывший филиал Центра им. Хруничева. На его базе создано акционерное общество, и в первой половине этого года мы планируем перевести туда активы предприятия, после чего акции КБХМ будут переданы нам в собственность. Ещё одна компания интегрированной структуры – калининградское ОКБ «Факел» – является ФГУПом, и сейчас там начался процесс приватизации. После того как ОКБ станет акционерным обществом, его акции также будут переданы в НПО Энергомаш. Таким образом, в течение 2020 года формирование ИСРД будет завершено.

Обеспечить оптимальную загрузку мощностей и исключить дублирование производственных возможностей предприятий – именно такие задачи ставились при создании интегрированной структуры. В какой степени удаётся их решать?

– Эти заявленные ранее задачи по-прежнему остаются ключевыми для ИСРД. В частности, сегодня мы реализуем проект по созданию единой площадки в Воронеже, чтобы исключить дублирование двух производственных потоков и оптимизировать территорию предприятий, от которой в результате останется около 40 %. Остальная площадь будет использоваться как инвестиционный ресурс для дальнейшего развития там центра ракетного двигателестроения. Аналогичные работы, правда, в меньшем масштабе, проводятся на предприятии в Нижней Салде, на котором также существует ряд проблем, связанных с территориальной, а где-то и производственной переразмеренностью. В Перми реализуется проект по компактизации производства на загородной площадке «Протон-ПМ», чтобы обеспечить заданные параметры цены и качества двигателя РД-191. Надо сказать, такого рода процессы сегодня организованы на всех предприятиях интегрированной структуры. Это первое.

А второе – сегодня мы идём по пути создания центров компетенций. Проведён анализ всех незагруженных мощностей ИСРД – по разным видам переделов, которые есть на всех предприятиях. Например, по литейному производству принято решение по созданию центра компетенций в Перми. Работы идут, хотя, может быть, не всегда теми темпами, которыми нам бы хотелось. Но мы планируем закрыть литейный цех НПО Энергомаш, поэтому с точки зрения экономики предприятия нам важно, чтобы вся номенклатура отливок как можно быстрее была передана «Протон-ПМ». И, конечно, это важно с точки зрения логистики: если мы говорим о том, что с 2023 года двигатель РД-191 будет полностью изготавливаться здесь, надо интенсивнее развивать эти мощности.

Аналогичная ситуация по целому ряду других переделов: кузнечному, инструментальному производствам, по изготовлению сильфонов. Конечно, это сложный процесс, поскольку изменения производственной базы влечёт за собой необходимость проводить определённый объём квалификационных испытаний. Этого требует конструкторская документация. Значит, к этим вещам нужно подходить более разумно, сопоставляя затраты и ожидаемый эффект.

– Каковы первоочередные направления развития интегрированной структуры? Какое место отводится «Протон-ПМ» в этих производственных планах?

Сегодня Президентом РФ утверждена стратегия развития перспективных средств выведения. Это создание ракет-носителей «Союз-5» и «Союз-6» с применением двигателей РД-180, которые мы сегодня поставляем Соединённым Штатам, создание на их базе ракеты-носителя тяжёлого класса и сверхлёгкой ракеты с двигателями, работающими на криогенных компонентах, в частности на метане. Это перспективные проекты, в реализации которых все предприятия интегрированной структуры задействованы в той или иной мере. Поставлены очень амбициозные задачи: в 2024 году должна полететь пилотируемая «Ангара», в том же году планируется создать «Союз-5». И в 2028 году ожидается начало лётных испытаний носителя тяжёлого класса.

Что касается «Протон-ПМ», то повторю, что первоочередная задача – обеспечить необходимые темпы освоения РД-191 и к 2023 году организовать его серийное производство на новых мощностях. Более того, мы подключаем предприятие к целому ряду других проектов: в частности, к созданию пилотируемой «Ангары» – так называемый проект «Амур», к заказам в интересах Минобороны. Практически ни один из проектов по созданию перспективных средств выведения до 2030 года не обходится без пермяков. В этом и заключается цель интеграции – использовать все возможности серийного производства, тем более что опытный завод сегодня перегружен. В настоящий момент «Протон-ПМ»  одно из ключевых серийных предприятий. Здесь внедрены современные производственные технологии, трудятся высококвалифицированные специалисты. Поэтому без потенциала пермской площадки мы не представляем работы ИСРД.

– От чего в первую очередь сегодня зависит финансовая устойчивость предприятия? Есть ли у «Протон-ПМ» в ближайшее время перспектива выхода на прибыль?

– Финансовая устойчивость предприятия зависит от того, насколько наполнен портфель заказов и насколько эффективно выстроена деятельность компании. Что касается первого, то сегодня НПО Энергомаш как управляющая компания прилагает все усилия, чтобы наполнить портфель заказов необходимым объёмом, чтобы сохранить технологическую устойчивость и в целом способность «Протон-ПМ» изготавливать высококачественную продукцию. Стараемся не допустить потери ключевых компетенций. Мы надеемся, что самый сложный период предприятие уже преодолело. Контракты заключаются, темпы производства наращиваются.

Конечно, есть некоторая заминка в связи с освоением новых изделий, так как «Протон-ПМ» – всё-таки серийный завод, и эти процессы протекают здесь не без трудностей. Но есть и определённые успехи. Например, по некоторым освоенным ранее ДСЕ двигателя РД-191 удалось сократить цикл изготовления более чем в два раза. Заказы имеются, главное сегодня – войти в графики производства в соответствии с договорными обязательствами. И уже в 2022 году предприятие сможет получить прибыль от продаж. Но, подчеркну, это возможно лишь при реализации всех намеченных мероприятий в рамках программы финансового оздоровления и выполнения существующих контрактов.

– По каким показателям оценивается эффективность деятельности предприятий ИСРД?

– Наряду с выполнением производственных программ и прежде всего гособоронзаказа, сегодня среди приоритетов – обеспечение более высоких темпов роста производительности труда и сокращение затрат. Именно с этих позиций мы будем оценивать деятельность топ-менеджмента. Инвестируя в каждое предприятие, мы обязаны получать адекватную реакцию в виде роста производительности труда. Средств направляется достаточно много – как собственных, так и федеральных. И государство задаёт справедливый вопрос: «Мы вкладываем миллиарды, а объёмы производства падают, накладные расходы не сокращаются, тогда в чём смысл инвестиций?» Также необходимо сокращать издержки и повышать маржинальность бизнеса, чтобы обеспечить предприятия собственными средствами для сопровождения федеральных вложений и других программ, в том числе и социальной направленности.

– Каким образом предприятия холдинга включены в создание цифрового производства? Ведь на каждом из них развитие IT-среды находится на своём уровне, в каждом случае есть своя специфика…

– Это один из наиболее сложных процессов, не только с технической стороны, но и с точки зрения готовности работников к такого рода изменениям. Нам важно подтянуть уровень всех предприятий, ну и, конечно, изменить менталитет людей. В своё время мы начали эту работу на «Протон-ПМ» и достигли многого. Надо сказать, что предприятие наряду с НПО Энергомаш сегодня остаётся в группе лидеров по внедрению информационных технологий. А, например, в Салде развитие цифровой среды находится ещё на эмбриональном уровне. Тем не менее мы начинаем эту работу и там: с таких несложных проектов, как расчёт зарплаты, кадровый учёт. Ещё один вопрос – это интеграция программных продуктов ERP. Технические решения для этого уже есть, остальное – за дисциплинированностью работников и выполнением необходимых регламентов.

Более сложным является внедрение цифровых технологий в проектную деятельность. Для нас важно создать основу для участия конструкторских бюро, даже территориально удалённых друг от друга, в совместных проектах. Это преимущество, которое может дать цифровая среда. Кроме того, сейчас мы движемся к созданию цифрового двойника изделия. Отмечу, что просто перевода текущей конструкторской документации в цифру недостаточно, чтобы развиваться дальше. К полноценному цифровому проектированию мы перейдём, когда появятся новые проекты. Это как изучение иностранного языка: одно дело – знание правил, и совершенно другое, когда ты начинаешь на нём думать.

– Интегрированная структура предполагает некую общность в плане корпоративной культуры, идентичности. Что, на ваш взгляд, должно этому способствовать?

– Формирование единой технической политики, кадровой политики, включая возможность ротации персонала и создание систем обучения, развитие IT-платформы для взаимодействия КБ – всё это будет служить основой для более тесного и продуктивного взаимодействия предприятий ИСРД. Помимо этого, мы всегда говорим о том, чтобы внутри холдинга тиражировались лучшие практики, особенно в вопросах качества, стандартизации, профессиональной подготовки. Более того, сегодня мы работаем над визуальной составляющей корпоративной идентичности. В логотипе каждого предприятия будет присутствовать принадлежность к НПО Энергомаш. Планируем унифицировать дизайн корпоративных сайтов, а также фирменный стиль корпоративной и сувенирной продукции.

Подчеркну, что мы не отходим от принципа идентичности предприятий. Самобытность и культура каждого из них – в Воронеже, Салде, Перми – будет поддерживаться. Однако единый бренд – это прекрасная возможность дать почувствовать каждому из 23 тысяч работников ИСРД свою принадлежность к холдингу, к нашей команде. Мы являемся интегрированной структурой, и люди должны чувствовать свою сопричастность, разделять общие ценности, понимать то, что все мы одна семья, которая делает одно большое и важное дело. Самостоятельность – это хорошо, но не менее значима поддержка, которую может предложить управляющая организация в решении сложных производственных и финансовых вопросов. И мы это не раз доказывали.

Беседовала Наталья ЛАЗУКОВА

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях