Олег Сиенко

Олег Сиенко, Уралвагонзавод: «Планы – оптимистичные»

Генеральный директор АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» Олег Сиенко рассказал в интервью федеральному каналу «Россия-24», какой отпечаток наложили санкции на работу предприятия, а также о новых изделиях, рынках сбыта, планах и многом другом.

15 декабря 2015

Благодарим редакцию газеты "Машиностроитель" АО «НПК «Уралвагонзавод» за предоставление данного материала.   

– Олег Викторович, в нынешней экономической ситуации спустя более года, как на Уралвагонзавод были наложены санкции, как живет предприятие?

– Мы переживаем очень непростой период, поскольку столкнулись с рядом больших проблем. Прежде всего, не получаем платежи в той валюте, в которой традиционно их получали, а нам необходимо в рамках техперевооружения закупать станки, оборудование и программное обеспечение. Но несмотря ни на что мы выполнили гособоронзаказ, экспортные контракты, можно сказать, что трудности нас  закалили.

– Предприятия корпорации за это время успели переориентироваться?

– Конечно, жизнь заставляет, поскольку кто ничего не делает, тот ничего и не получает. Мы за это время создали новые продукты. Это и «Армата», и инновационный продукт в железнодорожном транспорте, в частности, в городском рельсовом – трамвай R1. Конечно, условия сейчас подталкивают к тому, чтобы мы более активно действовали на различных рынках, применяли новые системы подходов к взаиморасчетам.

– В одном из интервью, которое вы давали пару лет назад, есть такие слова: «В отличие от других компаний мы не ходим в Правительство и не просим у него денег, а другие ходят. Почему мы создаем механизмы, благодаря которым выживает предприятие, а другие не создают?». Сейчас ситуация на предприятии изменилась, и тоже приходится просить денег у Правительства?

–  Да, изменилась. В таких условиях, когда одновременно вводятся санкции, потом при такой инвестиционной программе, которая у нас существует, увеличился резко курс, еще в начале 2015 года ставки по кредитам «уползли» за 20%, – это три составляющих того, чтобы не развиваться, топтаться на месте. Конечно, в тяжелые периоды времени и в прошлый кризис мы тоже обращались в Правительство, и поддержка была оказана достаточно быстро: мы за полгода получили и уставной капитал, и госгарантии, и все досрочно возвратили – то есть и предприятие выровняли, и нарастили объемы.

– Сейчас речь идет еще о  23 млрд, которые уже одобрило Правительство?

– Мы уже получили госгарантии на 16,8 млрд, что позволило нам удлинить кредиты на пять лет на сумму более  23 млрд. Это, конечно, существенная поддержка, но не та, которую, к примеру, оказывается банкам. Банки капитализируют в случае, если проседает ликвидность. Но ведь банк – это механизм расчетов, поддержки, а мы – реальный сектор экономики, промышленность, и нам, я думаю, надо оказывать такую же поддержку.

– Олег Викторович, как вы смотрите на то, что сейчас в нашей промышленности складывается такая ситуация, что в принципе единственный способ удержаться на плаву – это поддержка государства. Говорит ли это, на ваш взгляд, о неконкурентоспособности нашей промышленности?

– Этот кризис и этот курс рубля, который сегодня уже больше 65, как раз создают нам конкурентные преимущества, возможность выйти на новые рынки сбыта и продолжить работу на традиционных, на которых мы присутствуем, – это юго-восточная Азия, Африка, Латинская Америка. Но у предприятия сейчас не хватает оборотных средств, и, чем раньше будет поддержка государства, тем больше  у нас будет возможностей продвигать свою продукцию.

– Как будете избавляться от долгового бремени? Нет ли у вас идеи продать какие-то активы?

– Активы продавать мы не будем, поскольку у нас сформирована государственная программа вооружения, и, может, наоборот, случиться нехватка мощностей. Мы сейчас смотрим, каким образом нам скооперироваться с другими отраслями,  хотим скоррелировать все усилия для того, чтобы при дополнительной нагрузке на предприятия не было необходимости создавать новые мощности.

– Как сказалось на финансовой деятельности компании задержание валютных платежей после наложения санкций на УВЗ?

– Задержка финансовых платежей – это полное непоступление средств на расчетные счета. Такая проблема существует со дня наложения санкций. Самое главное, что вся продукция, которую мы продаем на экспорт, проходит через одного госпосредника – Рособороноэкспо. К сожалению, он тоже в санкциях. Поэтому на сегодняшний день от момента заключения контракта до получения финального результата – денежных средств – проходит не один год. Конечно, для нас это серьезные потери, поскольку мы имеем большой кредитный портфель, берем средства для того, чтобы исполнять контракты, и они значительны.

– Что, на ваш взгляд, нужно сейчас сделать на предприятии для того, чтобы можно было существовать, развиваться без государственной помощи?

– Чтобы развивать производство, нужны оборотные средства. Вагоностроение у нас традиционно занимало 50% всего выпуска продукции, но уже три года этого рынка не существует, поэтому для того, чтобы рынок «задышал», нужно срок службы вагонов не продлевать, как это сейчас происходит, а  списывать их. Сообщество производителей подвижного состава за это борется. И если такого решения не будет, мы просто отрасль потеряем, а если процесс списания будет происходить, значит, появится спрос.

– Как, кстати, складываются у вас отношения с новым руководством РЖД? Вы не раз говорили о том, что нужно реформирование наших железных дорог. Как вы видите, насколько сейчас будут осуществляться реформы новым руководством?

– Я могу вам сказать, что то, что у нас происходило до этого времени, и то, что происходит сейчас, – это день и ночь. Потому что невозможно говорить о реформах и при этом ничего не делать. Сейчас мы в постоянном диалоге, и, то, о чем мы договариваемся, мы делаем.

– Сегодня популярна идея импортозамещения и отечественных инновационных продуктов. Вы уже упоминали новый трамвай R1, или «айфон на рельсах». Этот продукт нашел потребителя?

– Мы планировали серийно поставить этот трамвай в 2015 году, но, к сожалению, планы перенеслись на 2016-й. Но мы за это время успели разработать новый трамвай, уже адаптированный к сегодняшней экономической ситуации. Это R1 меньшей комфортности, но тоже очень привлекательный. Он дешевле.

– Высокая цена – это как раз одна из причин, почему спрос на трамвай был такой небольшой?

– У нас есть и минимальные цены на традиционный трамвай, который эксплуатируется во многих городах. Мы поставляли их в Нижний Новгород, Волгоград. Сейчас, к сожалению, у муниципалитетов денег не хватает, налоги при падении производства становятся меньше, соответственно и поступления в бюджет тоже. Надеемся, что все-таки найдем механизмы с государственной транспортной лизинговой компанией и с Министерством транспорта и промышленности для того, чтобы все-таки эту программу выполнить.

– Если опять же говорить о вашей продукции, то основную часть прибыли сейчас составляет продажа какой – гражданской или военной?

– В настоящее время – военной продукции. Основные доходы мы получаем от государственных контрактов с Министерством обороны – это 80% от всех поступлений, которые сегодня у нас есть.

– А если говорить об экспорте оборонной продукции, то здесь как-то рынки  поменялись?

– У нас появились новые заказчики – начинаем возвращаться на рынки африканских стран, но появились и другие, поскольку наша техника достаточно серьезно себя зарекомендовала. Вы видите, что происходит в той же Сирии, у которой на вооружении   наша техника – тяжелые огнеметные системы, танки Т-72. Они привлекательны, прежде всего, качеством, надежностью и, соответственно, ценой.

– Олег Викторович, в Нижнем Тагиле, где находится основное производство, ведется  строительство домов для рабочих, поликлиники, не так давно была сдана четырехзвездочная гостиница. Насколько это целесообразно сейчас, в нынешней экономической ситуации?

– Конечно, все это – дополнительная нагрузка, но наша главная задача – благополучие тагильчан, для этого нужно сделать город привлекательным и комфортным. За последние три года Тагил очень преобразился, многое сделано. Пришло новое руководство города, и есть поручения Президента РФ по возведению новых объектов. Поэтому мы строим дома, сдаем их с отделкой, с кухонным оборудованием в найм по цене в несколько раз ниже рынка. Мы построили поликлинику по самым современным мировым стандартам. Даже  столица нашей Родины  Москва может позавидовать данному объекту. По президентской программе построен ФОК «Президентский» – там и хоккей, и бассейн, обновлен драматический театр.

– Каких финансовых результатов ждете по итогам года?

– Финансовый результат будет отрицательный. Надеемся, что планы на следующий год, которые мы строим, реализуются: по тем контрактам, которые исполняем сейчас и которые заключили, видим, что существует баланс, и уже на следующий год выходим в прибыль. Это внушает  оптимизм. 

Кстати

В ежегодном обращении к Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Владимир Путин, вопреки ожиданиям, говоря о машиностроении, заявил не о традиционной господдержке автопрома, который находится в глубоком кризисе, а о необходимости поддержки вагоностроителей. Эта отрасль уже второй год подряд переживает серьезные проблемы из-за падения спроса на грузовые вагоны. По итогам января-сентября 2015 года падение производства грузовых вагонов в РФ составило 52,3% (до 21,2 тыс.) По оценкам Минэкономики, производство вагонов в 2015 году сократится на 44,3% по сравнению с предыдущим годом.

Российские вагоностроители, крупнейшим из которых является государственный Уралвагонзавод (УВЗ), давно добиваются мер господдержки, в частности, ускоренного списания старых вагонов за счет ограничения сроков их службы. Для своих инновационных вагонов корпорация «Уралвагонзавод» добивается   введения пониженного тарифа на порожний пробег.

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях