Владимир Гутенев

Владимир Гутенев, Союз машиностроителей России: Настало время перейти от дискуссий к конкретной работе

Залогом конкурентоспособности любой экономики являются ее кадры, они определяют ее потенциал и способность к развитию. О хитросплетениях российской кадровой политики рассказывает Владимир Гутенев, Первый вице-президент Союза машиностроителей России, Первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности.

В Указе «О долгосрочной государственной экономической политике» от 7.05.12 № 596 Владимир Путин определил в качестве одной из задач создание и модернизацию 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году и увеличение в 1,3 раза доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей экономики в ВВП к 2018. Как можно повысить восприимчивость бизнеса к инновациям и придать импульс развитию наукоемких отраслей?

– Прежде всего, хочу подчеркнуть, что данный Указ – это, по сути, твердое политическое решение о реализации курса на создание наукоемкой конкурентоспособной российской экономики. И это принципиально важный момент, потому что настало время перейти от дискуссий к конкретной работе государства, бизнеса и гражданского общества на этом направлении.

Очевидно, что перевод экономики на инновационный путь, столь масштабное создание и модернизация рабочих мест, потребуют привлечения значительного объема инвестиций. Известно, что для создания конкурентоспособной промышленной базы, способной обновляться на мировом уровне каждые 7-8 лет, необходим их объем в размере около 30 процентов от ВВП. В Указе эта задача поставлена. Так к 2015 году объем инвестиций должен быть увеличен до 25 процентов ВВП, к 2018 году – до 27 процентов.

Уже сегодня государственные вложения серьезно увеличиваются. Например, на гособоронзаказ до 2020 года выделяется около двух десятков триллионов рублей. В развитие космической программы в ближайшие 3 года вкладывается 650 миллиардов рублей. Так что финансовая основа для создания и модернизации рабочих мест в таких наукоемких отраслях, как космос и ОПК, закладывается весьма солидная.

Восприимчивость бизнеса к инновациям в контексте определенной Указом долгосрочной государственной экономической политики, пожалуй, ключевая проблема. Ситуация с этим пока неблагоприятная. Доля высокотехнологичной инновационной продукции в общем объеме выпуска в обрабатывающих производствах составляет всего – 1,4 процента, что значительно ниже даже показателей «догоняющих» стран Восточной Европы.

По каким направлениям необходимо улучшать ситуацию? Прежде всего, совершенствовать законодательство в инновационной сфере, усиливая налоговые стимулы для повышения инновационной активности предприятий. Продолжить совершенствование инновационной инфраструктуры путем создания технопарков, бизнес-инкубаторов, технологических платформ и т.п. Кардинально улучшить систему защиты результатов интеллектуальной деятельности. Добиваться снятия излишних административных барьеров во внешнеэкономической деятельности. Усилить государственную поддержку отечественного производителя высокотехнологичной продукции, особенно в свете вступления России в ВТО.

Нужно ли российским научно-исследовательским институтам полагаться на государственную поддержку или они должны изыскивать средства на разработки, сотрудничая с бизнес-структурами?

– Переход к рыночным методам хозяйствования повлек за собой изменение принципов, форм и методов государственной поддержки науки в стране.

Еще недавно наша страна занимала лидирующие позиции по многим показателям, характеризующим уровень национального научно-технического потенциала. В 70-е годы советская наука давала 25 процентов мировых научных результатов, что позволяло стране быть в числе мировых держав с высоким уровнем научно-технического прогресса. Советская наука была одной из самых эффективных в мире по классическому экономическому показателю – объему научной продукции на 1 доллар затрат. По этому показателю она превосходила практически на порядок ведущие страны мира.

Эти результаты во многом объяснялись тем, что отраслевая и академическая наука практически не знали отказа в необходимых средствах не только на собственно исследования и разработки, но и на содержание самих научных организаций, включая создание и развитие научно-технической и производственной базы, строительство жилья, развитие социальной инфраструктуры. Им даже планировались и утверждались фонды экономического стимулирования и соцкультмероприятий. Поэтому общие расходы на науку в Советском Союзе составляли приблизительно 4 процента ВВП, что было одним из самых высоких показателей в мире.

Сегодня же российские затраты на науку находятся в пределах 1,0 процента ВВП, в то время как мировые инновационные лидеры – Япония и США – тратят на науку и разработки в 2,5-3 раза больше.

Главной причиной такого положения, конечно, являются радикальные социально-экономические изменения последних десятилетий. В их рамках государство пока не может в прежних объемах поддерживать науку.

Вместе с тем, основным источником ее финансирования по-прежнему остается государственный бюджет, а формой финансирования выступают федеральные целевые программы (на сегодня утверждено 55 ФЦП) и Гособоронзаказ.

Другой формой финансирования научных исследований являются государственные и международные фонды. Это Российский фонд фундаментальных исследований, Российский гуманитарный фонд, Фонд содействия развития малых форм предприятий. Кроме того, планируется создание Суверенного фонда по совместным инвестициям и Российского фонда прямых инвестиций.

Также в стране действует и развивается грантовая программа, в которой наряду с отечественными и зарубежными фондами участвует и Правительство РФ. Например, в 2010 году выделено 31 миллиард рублей на реализацию проектов по привлечению ведущих зарубежных исследователей и выпуск новых инновационных продуктов в ВУЗах страны.

Ну и, наконец, важным источником финансирования научных исследований, безусловно, является бизнес. Без этого создать инновационную экономику невозможно. Особенно важно это для прикладной науки, создающей инновационные продукты для завоевания перспективных рынков. Здесь задача государства создать максимально благоприятные законодательно-правовые условия, особенно в фискальной и тарифной сферах, для привлечения частных инвестиций.

Достаточно ли нам даже не материальных, а интеллектуальных ресурсов для выполнения задач, поставленных Правительством? Как Вы оцениваете современное состояние молодежной и кадровой политики?

– По недавно опубликованному Росстатом исследованию рынка труда выяснилось, что более 90 процентов детей до 18 лет учатся в различных учебных заведениях, а 87 процентов трудоспособного населения имеют профессию, подтвержденную дипломом или другим документом. Это очень высокие показатели даже по европейским меркам. То есть интеллектуальный и профессиональный уровень трудовых ресурсов в России достаточно высок. Вместе с тем, формирование кадрового потенциала, способного обеспечить инновационное развитие экономики, остается острой проблемой.

Поэтому государство активно занимается проблемами молодежной и кадровой политики в рамках ФЦП «Молодежь России» и «Стратегии государственной молодежной политики РФ на период до 2016 года».

Союз машиностроителей России также не стоит в стороне от этой важной проблемы и реализует в этом направлении целый ряд проектов.

Так в партнерстве с Российским союзом ректоров Союз проводит работу по привлечению талантливой молодежи в реальный сектор экономики, по созданию предпосылок для формирования нового инновационного поколения российских граждан. Здесь речь идет о совершенствовании практики олимпиадного движения, регулярном проведении молодежных инновационных мероприятий, таких как ежегодная конференция в МГТУ им. Баумана «Будущее машиностроения России» и др.

Особо остановлюсь на уже ставшим традиционным международном молодежном промышленном форуме «Инженеры будущего», проводимом на озере Байкал. В этом году в нем приняли участие более полутора тысяч российских и иностранных специалистов, ученых, аспирантов и студентов. Это 355 промышленных предприятий, более 50 ведущих технических ВУЗов страны. Организаторами слета молодых специалистов выступили ГК «Ростехнологии», Союз машиностроителей России и Правительство Иркутской области.

Мы реализуем также Всероссийскую программу практик и стажировок для студентов технических ВУЗов на предприятиях машиностроительной отрасли «Ты – инженер будущего». К участию в проекте подключился 41 регион страны, 60 российских высших учебных заведений и 101 предприятие машиностроительной отрасли. Отечественные промышленные предприятия предложили студентам и выпускникам технических ВУЗов более 800 мест и 500 видов практик по 27 видам наиболее востребованных профессий: инженер-исследователь, конструктор, технолог, инженер-электрик, программист, инженер по радиофизике, инженер по АСУ, метролог.

Старение кадров является больным вопросом для российской промышленности. В каких отраслях дефицит кадров ощущается наиболее остро?

– Старение инженерно-технических и рабочих кадров, безусловно, является негативным фактором, особенно с точки зрения перспектив инновационного развития. На сегодня средний возраст работников в промышленности составляет 50-55 лет. Очевидно, что промышленности требуются молодые квалифицированные специалисты, восприимчивые ко всему новому.

С дефицитом рабочей силы сегодня сталкивается две трети предприятий Российской Федерации. В большей степени он характерен для крупных предприятий. Наиболее высокую потребность в персонале (более 70 процентов) испытывают предприятия машиностроительной сферы, металлургии, здравоохранения, текстильного производства, а также производства неметаллических продуктов.

Способна ли нынешняя система образования готовить необходимые технические кадры? Какие изменения, по Вашему мнению, должны быть внесены в закон «Об образовании»? Может, будущих инженеров и физиков нужно усиленно готовить уже в школе? Ведь советская инженерная школа исторически была одной из самых мощных. Как не потерять ее преимущества в стремлении к усовершенствованию системы образования?

– Когда мы говорим о советской инженерной школе, необходимо помнить и о том, что она действовала в условиях советской системы планового хозяйствования. В ее рамках молодой специалист, обладающий хорошей теоретической подготовкой (что и отличало советскую систему высшего образования), приходя на производство по распределению, мог спокойно набираться практического профессионального опыта. Руководство государственного предприятия тоже спокойно относилось к такой адаптации, потому что продукция его предприятия была заранее запланирована и получала гарантированный сбыт в соответствии с разнарядками Госснаба. И постепенно молодой специалист вырастал до высокопрофессионального уровня.

Сейчас же ситуация резко поменялась. Приходит выпускник ВУЗа – знания чисто теоретические, практического опыта никакого нет, амбиции – выше крыши. А предприятию необходимо выпускать конкурентоспособную продукцию и бороться за ее сбыт уже сейчас, без раскачки. Ждать когда выпускник наберется необходимого опыта просто некогда. Поэтому зачастую на работу принимают человека с опытом, пусть и без высшего образования.

Выход очевиден – выпускник ВУЗа должен обладать компетенциями, практическими навыками в той области, в которой он намерен работать. На решение этой задачи и должны быть направлены те реформы в школьном и высшем образовании, которые уже реализуются или определены на перспективу.

Например, в школе введено базовое и профильное образование в гимназиях и лицеях. Для детей, получивших после 9-го класса основное общее образование и желающих получить профессиональную подготовку, предусмотрена возможность поступления в профессиональные училища и специализированные колледжи.

Введена профессиональная подготовка и в высшем образовании, которое теперь разделено на бакалавриат, с упором на профессиональное образование, и магистратуру.

Вместе с тем, совершенствование профессиональной подготовки остается актуальной проблемой. Поэтому Союз машиностроителей России совместно с Комитетом по промышленности Госдумы, подготовили целый ряд поправок в законопроект «Об образовании».

Среди них: восстановление начального профессионального образования; увеличение количества бюджетных (бесплатных) мест в ВУЗах по дефицитным специальностям для предприятий ОПК; предоставление преимущественного права для поступления в ВУЗы на бюджетные места по техническим специальностям работающей молодежи (имеющей производственный стаж 1-2 года) с последующим направлением их на промышленные предприятия; сокращение учебного цикла для студентов, имеющих средне-техническое образование и обучающихся по инженерным специальностям и ряд других предложений.

На Западе очень сильна связь «ВУЗ-производство», когда компании сами готовят кадры для своих предприятий. Есть ли положительные сдвиги в направлении укрепления партнерства предприятий с образовательными учреждениями в России? Есть ли налоговые проблемы при таком взаимодействии?

– Сегодня практически все крупные компании без исключения сотрудничают с ВУЗами и другими учебными заведениями в рамках целевого обучения, приглашают студентов на стажировку и преддипломную практику, проводят «Дни открытых дверей», оказывают учебным заведениям материальную помощь и назначают студентам именные стипендии.

Очень интересен в этом плане опыт предприятия – члена Союза – «Дальприбор». Предприятие активно работает с Дальневосточным федеральным Университетом по заключению договоров о практике на заводе буквально всех специальностей – металлообработка, радиоэлектроника, гидроакустика, электрооборудование, экономика. Во время практики ведется внимательное наблюдение за тем, как ребята работают. И если видно, что кто-то из них действительно желает работать и набираться опыта, – предлагается заключить договор. И с третьего курса платят студенту заводскую стипендию. В свободное от учебы время он может трудиться на будущем рабочем месте 18-20 часов в неделю, получая зарплату.

Такая форма работы с будущими ИТР ведется с 2002 года, и специалисты после института приходят на предприятие уже основательно подготовленными. Как результат, на «Дальприборе» сегодня большинство руководителей среднего звена (начальники бюро, заместители начальника цеха, руководители производства) – это молодежь. Благодаря им за последние пять лет завод заметно «помолодел». Сегодня каждый шестой работник «Дальприбора» – моложе 30 лет. То есть предприятие получает перспективу своего кадрового развития.

Теперь к налоговому вопросу при сотрудничестве производственных предприятий и ВУЗов по оказанию помощи в укрепления производственно-технической базы учебного заведения.

Безусловно, это одно из перспективных направлений взаимодействия во имя благой цели – более профессиональной подготовки студентов непосредственно во время обучения. Но в соответствии с действующим налоговым законодательством, предприятие, передающее оборудование, обязано заплатить НДС в размере 18 процентов его стоимости, а ВУЗ платит с нее налог на прибыль в размере 20 процентов. Таким образом, участники этой благородной сделки наказываются по сути финансовыми штрафами. Естественно, в этом случае такая форма сотрудничества не может получить широкого распространения, несмотря на все призывы и желания сторон. Для нас эта проблема ясна, она обозначена в наших документах, и мы будем искать пути ее законодательного решения.

Если открыть справочник ВУЗов и просмотреть специализации, то едва ли не на каждой странице мы увидим «менеджмент и маркетинг», «бизнес-администрирование», «финансовый менеджмент». Как повысить интерес молодежи к машиностроению, электронике, оборонной промышленности?

– Да, действительно, статистика говорит о том, что производственные профессии среди молодежи не популярны. Например, в этом году в наиболее престижный технический ВУЗ – МВТУ им. Баумана – проходной балл по трем экзаменам ЕГЭ на машиностроительный факультет составил 196 баллов, на энергетическое машиностроение 195 баллов, а на специальное машиностроение (ракеты и космос) и того меньше 183 балла, то есть в среднем по 60-65 баллов за один экзамен. Фактически это тройки по профильным предметам, исходя из пятибалльной системы. И это в самый престижный технический ВУЗ страны! А в НИУ «Высшая школа экономики» на экономический факультет и факультет менеджмента проходной балл составил 367-385 баллов за 4 экзамена, то есть в среднем 92-95 баллов за каждый экзамен. Как говорится, почувствуйте разницу.

Причин подобных предпочтений достаточно много и они известны. Прежде всего, это диспропорции в оплате труда сферы производства, обслуживающей и банковской сферы. Поэтому необходимо на деле развивать инновационную экономику, чтобы востребовать высокопрофессиональный труд и существенно поднять зарплаты на производстве, разработать стратегическую перспективу и программы развития отраслей экономики, чтобы молодежь знала, куда стремиться и что ее ждет в случае выбора производственной профессии.

И в завершение нашей беседы: какие самые важные шаги должны быть предприняты Правительством для решения проблем кадровой, молодежной и экономической политики в целом?

– К сожалению, на сегодняшний день мы вынуждены признать, что между системой образования и экономикой до сих пор не достигнуто необходимого уровня взаимопонимания и взаимодействия. В опубликованном недавно исследовании Росстата констатируется, что 55 процентов россиян работают не по специальности.

Комплексный подход к решению проблем образования, подготовки и привлечению квалифицированных специалистов в реальную экономику изложен в Народной программе Объединенного народного фронта, в подготовке которой принял активное участие наш Союз. И эту программу мы намерены реализовывать на законодательном и правительственном уровне с широким участием общественных организаций и привлечением средств массовой информации.

 

Подготовила Наталья Коношенко

Комментарии к статье
10.09.2012 10:38
0

Не удивительно, что 55 процентов россиян работают не по специальности. При той стоимости обучения, например, как в США, человек очень хорошо подумает, на какую именно специальность ему поступать и нужно ли ему вообще высшее образование. У нас же пока главное для многих - просто наличие диплома, без этого формального признака устроиться на работу сложно. А какой диплом - часто вторично, главное - есть высшее образование.

Комментировать


UP-PRO в сетях