Как разбудить спящего

Эксперты о задаче, поставленной президентом, - увеличить производительность труда за двенадцать лет в четыре раза

11 октября 2010

Евгений Тихонов

"Российская Бизнес-газета" №642 от 26 февраля 2008 г.

 

Покидая президентский пост, Владимир Путин, похоже, по максимуму напряг властную элиту. Реализация инновационного сценария развития, заявил он на заседании Госсовета, позволит нам добиться кардинального повышения производительности труда. В основных секторах российской экономики должен быть достигнут как минимум четырехкратный рост этого показателя за 12 лет.

Ориентиры, озвученные президентом, выглядят настолько фантастическими, что в экспертном сообществе тут же родилась и пошла гулять версия: аппарат-де что-то напутал, дал президенту не те цифры. Однако ровно через шесть дней на встрече с журналистами Путин развеял все сомнения, еще раз повторив относительно роста производительности труда: в четыре раза за 12 лет! Способна ли Россия на такой рывок? Что надо сделать, чтобы достичь поставленных целей? На вопросы "Российской бизнес-газеты" отвечает проректор Государственного университета - Высшая школа экономики доктор экономических наук Леонид Гохберг.

- Леонид Маркович, что конкретно подразумевал президент, говоря об инновационном сценарии?

- Думаю, имеется в виду долгосрочная стратегия развития России до 2020 года, проект которой готовит минэкономразвития. Один из сценариев, предусмотренных стратегией, - инновационный. Он, очевидно, и будет выбран как наиболее предпочтительный. Проект уже рассматривался правительством, сейчас министерство его дорабатывает.

- Насколько реально для сегодняшней России поднять за 12 лет производительность труда в четыре раза?

- Это предельно амбициозная задача. Сегодня темпы роста производительности труда в России - 6-7 процентов в год, предстоит довести их до 12-13 процентов, то есть практически удвоить. Сделать это невозможно без коренной модернизации экономики, включающей в себя очень широкий спектр направлений - от технологического перевооружения предприятий и активизации инновационной деятельности до радикального повышения качества человеческого капитала и перестройки институциональной структуры государственного сектора науки. Причем речь должна идти не об отрывочных импульсивных действиях, а именно о системе мер, которые очень быстро надо начать реализовывать. Понимание, что и как нужно делать, сегодня есть, главное - не дать втянуть себя в аппаратно-бюрократический процесс принятия решений с его размеренной подготовкой, обсуждением, бесчисленными согласованиями и т.д. Понятно, что любое решение необходимо обосновывать и обсуждать, но делать это надо будет предельно оперативно.

- По-видимому, проще всего выйти на рубежи, обозначенные президентом, высокотехнологичным секторам - именно там самые высокие темпы роста производительности труда.

- Вовсе нет - и это самый большой и неприятный российский парадокс: в лидерах по-прежнему добывающий сектор. С 2002 по 2005 год производительность труда здесь выросла в 3,5 раза, тогда как в новой экономике - в 1,5 раза. За два последних года ситуация почти не изменилась. Это говорит о том, что как и пять, и десять лет назад, у нас преобладает вектор, связанный с сырьевой ориентацией. Именно сюда идет львиная доля инвестиций, именно здесь наиболее активно обновляются основные фонды, решены спросовые проблемы. Что касается высокотехнологичного сегмента, то он, как ни удивительно, уступает не только базовым отраслям, но и многим перерабатывающим. Еще более разительно наше отставание по сравнению с аналогичной сферой за рубежом. По оценкам, выработка в российском промышленном хай-теке на одного занятого составляет 6000 евро в год, тогда как в близких к нам Венгрии и Румынии она вдвое выше, а у одного из лидеров в этой области - Ирландии достигает 130 тысяч евро.

- Вы хотите сказать, что принадлежность той или иной компании к инновационной сфере еще не гарантия наивысшей производительности труда?

- В наших условиях - да, не гарантия. Хотя в силу естественных преимуществ - низкой трудо-, материало-, энергоемкости, общего высокого технологического уровня - таковую показывать обязана. Почему так происходит? Примерно две трети российских предприятий функционируют на региональных рынках, у них нет никаких стимулов к инновациям. Это одна из причин. Другие так или иначе связаны с составляющими понятия "производительность труда" - кадрами, инвестициями, научным обеспечением - всем тем, о чем мы с вами уже говорили. Ситуацию обостряет еще одно обстоятельство: у нас практически на исходе национальный запас технологических ноу-хау. Объемы экспорта российских технологий ничтожны - они в четыре раза ниже, чем, например, в Австрии. Между тем реформа в отечественной науке только-только развертывается и неизвестно, когда она даст те результаты, на которые рассчитана.

- Власти пытаются придать ей инновационный характер: с недавнего времени, например, выведены из-под налогообложения расходы на НИОКР.

- Это важно, но совершенно недостаточно, чтобы разбудить мертвого, перестроить всю экономику на инновационный лад - а задача стоит именно такая. Необходима целая программа по поддержке высокотехнологичных секторов. С одной стороны, они должны стимулировать спрос на инновации, с другой - работать на повышение качества предложения - я имею в виду науку, кадры. Здесь, убежден, нам не обойтись без налоговых льгот для компаний, занимающихся техническим и технологическим перевооружением производства, переобучением работников, внедрением организационных новаций... Одного чистого "хочу" мало, нужны еще и деньги.

- За счет каких налогов, по-вашему, мог бы появиться этот рычаг?

- Как и во всем мире - за счет налога на прибыль, при этом возможны варианты с применением различных видов льгот, ставок и т.п.

- Такое предложение вряд ли пройдет легко - уже принято решение резко снизить НДС.

- О налоговом стимулировании инноваций говорил в той же самой речи на Госсовете президент.

- Мы могли бы довольно быстро провести техперевооружение всей экономики, отменив ввозные пошлины на импортную технику, но рискуем при этом окончательно потерять собственное машиностроение. Вот и маневрируем, придумали паллиатив - беспошлинный ввоз оборудования, не имеющего аналогов в России. Лучше чем ничего, но большого эффекта дать, конечно, не может.

- Мне кажется, надо активнее переносить перспективные иностранные производства в Россию. Непонятно, почему мы не следуем примеру тех же китайцев. Закупая новые технологии за рубежом, они сразу ставят условие: одновременно создаем базу для производства аналогичных продуктов в Китае. И поступают совершенно правильно. Ведь по большому счету не столь значимо, кто будет собственником нового завода, важно, на какой территории он смонтирован, в бюджет какой страны пойдут налоги. Кроме того, они активно инвестируют в ведущие зарубежные исследовательские центры.

- Вам не кажется, что инновационная сфера немножко расплылась?

- Да, иметь комплексную, действенную программу инновационного развития было бы не лишне. Но не это сегодня главное.

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях