Конвертируя время в деньги (проект «Оптимизация рабочего времени» на КАМАЗе)

Зачем люди ходят на работу? Странный вопрос! Чтобы работать, естественно, — ответит любой. Томаш Навратил, с 5 июля возглавивший на «КАМАЗе» проект «Оптимизация рабочего времени», вносит существенное уточнение: «Чтобы работать прибыльно и эффективно».

09 августа 2012
"Вести КАМАЗА", июль 2012г. www.kamazopt.ru

За плечами Т. Навратила — успешный опыт антикризисного управления несколькими предприятиями, в том числе Škoda Ostrov (производство троллейбусов) и Avia Ashok Leyland (производство среднетоннажных грузовиков). Но на «КАМАЗ» он приглашён не потому, что «у нас начался кризис», а потому, что лидер российского автопрома самым серьёзным образом приступает к реализации программы сокращения расходов. Как помнят наши читатели, 7 июня генеральный директор компании Сергей Когогин заявил об этом открыто и недвусмысленно. Вчера Томаш Навратил, гражданин Чехии, отлично, кстати, владеющий русским языком, дал интервью корреспонденту «ВК». 

— Господин Томаш, в чём суть нового проекта? На какой период он рассчитан? Каких подразделений коснётся?

— Должен заметить сразу, что проблема оптимального использования рабочего времени — не только российская или камазовская, ею озабочены все мировые автогиганты. Решение об открытии нового проекта было принято в феврале этого года на сессии стратегического развития ОАО «КАМАЗ». Суть его в том, чтобы производительность труда на предприятии повысить за счёт более рационального использования рабочего времени всех работников компании. Методология несложная, в чём-то схожая с «фотографией рабочего дня»: мы наблюдаем, как на конкретных участках используется рабочее время производственным, административным, вспомогательным персоналом, и выявляем излишки. Каждые две недели обрабатываем данные замеров и знакомим с этими результатами руководителей подразделения. Пока наша «скорость обработки данных» — примерно 250 человек в неделю, рассчитываем увеличить её вдвое. Собираемся «пройти» таким образом весь «КАМАЗ», что, по нашим расчётам, займёт около двух лет.

— Внедряя PSK, основанную на принципах Lean production, «КАМАЗ» не один год работал над сокращением издержек — в частности, проводилось картирование процессов. Вы эти наработки будете использовать?

— Эти методы известны, конечно, но я бы не хотел увлекать свою мысль по траектории проектов, которые уже реализованы: необходимо оценить всё, что называется, свежим глазом. Моё преимущество — это свежий и независимый взгляд человека, пришедшего со стороны, и большой успешный опыт такого рода оптимизации (рабочего времени). Также хочу заметить следующее. Пример приведу условный, но порядок цифр в нём вполне реальный. Если в рабочей зоне фактически есть работа всего на 10 работников, а фактически выходят на работу 15, то, прежде чем оптимизировать способы работы, технологический процесс и так далее, может быть, для начала убрать из этой рабочей зоны лишних пятерых работников, направить их в другие подразделения на какие-то полезные действия? Или если не сразу пятерых, то хотя бы троих работников убрать? Вот на это и направлен наш проект «Оптимизация рабочего времени». Это простой, прозрачный, понятный подход, даже, можно сказать, примитивный.

— Ваши методы — тайные или явные? Используется ли скрытая камера, которая фиксирует работу человека на его рабочем месте?

— Где-нибудь в Корее или Китае, возможно, так и делается, но это не наш метод. Нет, мы всё делаем открыто. Просим, например, мастера заполнить лист рабочего дня и потом проверяем, насколько действительность ему соответствует.

— Тогда поделитесь своими первыми впечатлениями.

— Первые впечатления — что, как и на других предприятиях, в том числе и в других странах, использование рабочего времени меньше 60%. Это означает, что справиться с заданием можно меньшим числом работников. Даже учитывая перерывы, больничные, отпуска, другие отвлечения — неиспользуемые запасы излишней рабочей силы очевидны. Если характер труда предполагает работу на линии, то персоналу незачем куда-то отлучаться, часами сидеть в бытовках или слоняться без дела. Такие же ситуации и в офисах, хотя там по-другому это выглядит.

— «Если мы не заняты, это не наша проблема, а проблема нашего руководства», — слышала, так говорят рабочие на заводах.

— Конечно! Мой опыт тоже говорит о том, что это всегда проблема управленческого персонала. И в наших рекомендациях мы обязательно информируем об этом руководство завода.

— То есть ситуация на «КАМАЗе» достаточно типична?

— Да. Во всех компаниях мира люди по своей природе склонны к лени и просят инвестиций. Это понятно, но неправильно: необходимо максимально урезать расходы, получить за счёт этого дополнительные доходы и только после того принимать решения об инвестициях. Приведу пример. В Чехии, на заводе Škoda Ostrov, когда мы начинали работать, было 1300 сотрудников, добавленная стоимость в расчёте на одного человека составляла около 10 тысяч евро в год. Через три года, когда осталось 700 человек, мы — без всяких инвестиций! — добились того, что показатель добавленной стоимости на одного работающего увеличился до 45 тысяч евро в год, оборот на одного человека в год вырос до 135 тысяч евро.

— Кому же на «КАМАЗе» можно не бояться прихода «Томаша и его команды»?

— Когда я был директором (Томаш улыбается и делает паузу), меня боялись всегда.

— Так это ж — «по умолчанию»...

— В этом проекте нечего бояться человеку, который выполняет свою работу эффективно, думает над ней, для кого она — часть его жизни, кто постоянно стремится к улучшениям, заботясь не только о себе, но и об общем успехе своего завода. Сейчас, когда «КАМАЗ» находится на открытом рынке в условиях жёсткой конкуренции, производить свои продукты он должен самым эффективным образом. Демократия заканчивается перед воротами завода — далее начинаются жёсткие правила игры, чтобы победить в конкурентной борьбе. Я, со своей стороны, всегда только рад, если, выявляя излишки затрат, удаётся вовлечь людей в процесс, чтобы получить хороший результат. Так минуты рабочего времени превращаются в нормо-часы, а несложные арифметические действия экономистов «конвертируют» их в миллиарды рублей. А работники, которые выдержат независимый взгляд, существенно увеличивают свой «капитал»: это самая большая «добавленная стоимость» работника.

***

Как нам сообщили в службе развития системы управления, новый проект построен на принципах сотрудничества, по модели «выигрывают все»: предприятие, руководители подразделений, работники. Сейчас разрабатывается специальное Положение, согласно которому 50% от сэкономленного фонда оплаты труда ежемесячно будет направляться именно в те подразделения, где произошла оптимизация, для стимулирования именно тех работников, интенсивность труда которых возрастёт. Таким образом, сэкономленный фонд заработной платы делится поровну, между предприятием и работниками. Также один из принципов проекта — по сделанным в проекте замерам никто не должен наказываться: ни работники, ни руководители подразделений. Проект по оптимизации рабочего времени — инструмент не устрашения или наказания, а повышения производительности труда, снижения издержек и, в конечном счёте, повышения конкурентоспособности «КАМАЗа». 

Ольга ЕРАШОВА

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях