Олег Багрин

Безопасная философия НЛМК

Группа НЛМК внедряет кардинальные изменения в сфере охраны труда и промышленной безопасности. Что будет предпринято на этом пути?

15 апреля 2014

Каждые пятнадцать секунд в мире происходит смертельный случай на производстве, свидетельствует статистика Международной организации труда (International Labor Organization). За год производственные травмы на планете получают 320 млн человек. В наших силах добиться, чтобы таких случаев – хотя бы в отдельно взятой компании НЛМК – стало меньше, считает президент группы Олег Багрин.

Пусть скептики помолчат

Нулевая статистика по травматизму на металлургическом предприятии, по мнению многих, результат недостижимый. Слишком много рисков, слишком сложное производство, слишком беспечное отношение людей к собственной безопасности. Однако крупнейшие глобальные металлургические компании уже достигли впечатляющих результатов: ThyssenKrupp сократила количество инцидентов на 50%,

Arcelor-Mittal – на 70%. Многие компании, состоящие во Всемирной ассоциации стали, снизили количество смертельных случаев до нуля, а показатель травматизма LTIFR (коэффициент несчастных случаев с потерей трудоспособности) на миллион отработанных человеко-часов – до единицы.

Arcelor-Mittal и ThyssenKrupp удалось устранить высокую степень приемлемости риска, свойственную, как считается, восточноевропейскому менталитету. Десять лет назад на площадке Arcelor-Mittal в Криворожье статистика по травматизму была удручающей.

«Когда я только начал работать на Украине, смертельные случаи у нас происходили буквально каждый месяц – двенадцать смертей за год! – рассказывал журналу «Компания НЛМК» бывший генеральный директор завода Жан Жуэ. – Там творилось неизвестно что: рабочие на десятиметровой высоте перепрыгивали с площадки на площадку без всякой страховки. Это было нормой – работать на высоте без страховочных ремней».

На протяжении десяти лет ситуация постепенно менялась. На площадке были внедрены «золотые правила», внутренний аудит по рискам, пересмотрены инструкции. Сегодня показатель LTIFR у этой площадки составляет 0,42. Через те же процессы уже успешно прошли восточноевропейские площадки US Steel, ThyssenKrupp, Alcoa.

Не по рецепту

Та же задача стоит сегодня перед Виктором Тогобецким, директором по охране труда и промышленной безопасности НЛМК, который намерен вывести компанию на уровень лучших мировых показателей.

«Мы планируем кардинально изменить устоявшиеся годами практики производственной безопасности за счет внедрения новых инструментов, активно вовлекая производственный персонал в программы безопасности, мотивируя их безопасный труд, поощряя безопасные действия и признавая персональный вклад в создание безопасных условий труда и развитие корпоративной культуры безопасности», – говорит он.

Но залог успеха не только в уникальных инструментах, но и в постоянстве подхода, считает Алексей Суворов, начальник управления ОТПБ НЛМК-Сорт. «К сожалению, единого секрета, который в одночасье изменил бы положение на предприятии, не существует. Это многолетняя системная работа, которая в конечном итоге приводит к определенным результатам. Чтобы получить эти результаты, необходимо пройти достаточно большой путь и иметь определенную преемственность в этих вопросах».

Тем не менее мировой опыт говорит о четырех базовых условиях снижения числа травм до нуля. Первое и главное – заинтересованность руководства, без которого никакие мировые практики не помогут. Как подчеркнул на декабрьской конференции по ОТПБ Олег Багрин, это должна быть поддержка личным примером, то есть не на словах, но в виде ежедневных действий.

Второе условие – наличие в компании лучших мировых практик ОТПБ: управления рисками, эффективного обучения и всесторонней поддержки персонала, извлечения уроков из происшествий в своей и других компаниях, широкой линейки коммуникационных инструментов, передовых внутренних стандартов и так далее.

Третье, не менее важное условие – вовлечение сотрудников. По статистике компании «Дюпон», мирового лидера в промышленной безопасности, 96% происшествий происходят по причине опасных действий человека и только 4% – из-за объективно опасных условий. Это не значит, что виноват всегда тот, кто пострадал: виноват и тот, кто своим действием или бездействием создал условия для возникновения опасности или человеческой ошибки.

И, наконец, четвертое условие – эффективная работа служб охраны труда. «Мы должны из контрольного функционального подразделения, выдающего предписания, стать реальными партнерами бизнеса и персонала и сообща работать над предотвращением происшествий и созданием безопасных условий труда», – считает Виктор Тогобецкий.

Кнут или пряник?

С одной стороны, иногда только ужесточение наказания видится единственно возможным способом убедить сотрудников соблюдать правила охраны труда.

«На комбинате сегодня действует такая политика: лучше человек сохранит жизнь и здоровье за пределами предприятия, чем получит травму на производстве, – говорит управляющий директор НЛМК Сергей Филатов. – Добавлю, что с нынешнего года в законодательство внесены изменения, и теперь цеха, где имеется расплавленный металл, отнесены к производствам повышенной опасности. Вот и делайте выводы, жесткие наши меры или все же гуманные».

С другой стороны, важно, чтобы сотрудники сознательно выбирали принципы безопасной работы, а добиться этого силой невозможно.

«Сегодня, к сожалению, форма управления, связанная с жесткими мерами, имеет право быть, – говорит Алексей Суворов. – Но в целом я считаю, со временем эта форма будет заменена стимулированием – и моральным, и материальным. Человек должен сам осознать необходимость совершать безопасные действия, беречь себя, в конце концов. Но самое основное, я считаю, заключается в позиции руководителя организации. если он своим примером способен продемонстрировать отношение к этим вопросам, то они автоматически становятся более важными и актуальными для всей структуры: начиная от руководителей и заканчивая простыми рабочими».

Что будем делать мы

«Нет единого рецепта для всех компаний, – говорит Виктор Тогобецкий. – Но есть проверенные мировые практики, часть из которых мы уже начали внедрять на наших площадках. Что-то мы возьмем оттуда, что-то адаптируем к нашим реалиям, что-то будет нашим уникальным решением».

Два новых инструмента из числа лучших практик уже внедряются на российских площадках группы с конца 2013 года. Это инструмент «В поисках безопасности» и проект по управлению рисками. С первым инструментом уже знакомятся сотрудники Новолипецкого комбината. Суть его в совместном (руководители и работники) выявлении опасностей на рабочих местах и разработке мероприятий по их устранению. Для обозначения опасностей используются специальные знаки – канбаны, которые остаются на месте до тех пор, пока опасность не будет устранена. Обычно уже после нескольких таких «сессий» цех становится похож на новогоднюю елку, где каждый опасный участок буквально кричит о себе.

А чтобы правильно оценить и классифицировать риски в зависимости от вероятности возникновения опасности и потенциальной тяжести последствий, будет использоваться матрица оценки риска, которая является частью проекта по управлению рисками. Например, потенциальный несчастный случай со смертельным исходом или потерей трудоспособности с высокой и возможной степенью вероятности – в красной зоне, в категории неприемлемых рисков. Временное ограничение трудоспособности или оказание первой помощи – в желтой. В зеленой зоне находятся только приемлемые риски с низкой степенью вероятности. Частота рисков варьируется от одного раза в смену до одного раза в год, и те риски, с которыми мы сталкиваемся постоянно, будут устраняться в первую очередь.

Каким образом? есть несколько способов управления рисками разной степени эффективности. Самыми низкоэффективными считаются так называемые административные меры – инструкции, письменные процедуры, так как наличие таких документов не дает полной гарантии их использования и вероятность человеческого фактора остается высокой. Немного лучше обстоит дело с организационными инструментами управления рисками, в которые входит обучение и аттестация персонала, допуск к работе только уполномоченного персонала, система нарядов-допусков на производство работ повышенной опасности, использование предупреждающих знаков. На третьем месте по эффективности – безопасные методы работы, например, дистанционное управление механизмами, площадки для безопасной работы на высоте, контрольные приборы и сигнализации.

Одними из самых эффективных способов считаются инженерно-технические меры управления риском, которые направлены на физическую защиту: ограждения, барьеры, экраны, световые завесы, аспирационные системы, блокировочные устройства и т. д. Но, безусловно, самое эффективное – устранить опасность в источнике, изменив опасный производственный процесс или автоматизировав его.

По словам Виктора Тогобецкого, приоритетная цель на сегодня – полностью устранить неприемлемые риски на всех предприятиях группы.

От формализма – к проактивности

Вовлечение руководителей всех уровней в задачи производственной безопасности происходит не на словах: с этого года изменятся ключевые показатели эффективности. Измерять эффективность работы будут не по количеству травм и происшествий, по количеству выявленных опасностей и устраненных фатальных рисков, а также прозрачности информации о происшествиях. Текущие показатели травматизма не отражают реальной картины, считает Виктор Тогобецкий.

«Если оценивать эффективность работы завода или подразделения только по количеству произошедших несчастных случаев, это может мотивировать отдельных руководителей сокрытию таких случаев: списать на бытовую травму или травму «по пути на работу», сделать манипуляцию с отчетностью или как-то договориться с пострадавшим. Наша цель сегодня совсем иная: мы хотим увидеть реальную картину, чтобы проанализировать статистику, сделать из нее определенные выводы и определить приоритетные направления работы на ближайшую перспективу. И руководители всех уровней должны понимать это, а наказания пусть боятся те, кто будет скрывать несчастные случаи».

Гораздо более сложная цель – изменение культуры безопасности и переход от самоуверенности к осознанности, от формализма – к проактивности. Задача сложная даже для нового коллектива.

«Любой коллектив формируется из уже состоявшихся людей, которые приходят на производство со своим опытом и знаниями, – говорит генеральный директор НЛМК-Калуга Сергей Шаляев. – Иногда это положительный опыт, иногда – негативный. Поэтому период становления достаточно простой, если задавать правила поведения и должным образом каждый день за этим следить. А если человека нужно переделать, изменить его менталитет, это достаточно трудно. Тем не менее мы будем внедрять новые методы в сотрудничестве с Виктором Тогобецким весь следующий год».

Но руководители НЛМК не пасуют перед сложностями: «Согласно статистике, мы являемся одним из самых травмоопасных производств на комбинате, – говорит Алексей Осеков, и. о. директора ремонтного комплекса НЛМК. – Мы должны по-другому посмотреть на проблемы охраны труда и изменить не только свое отношение к этой проблеме, но и постараться изменить отношение своих подчиненных, чтобы они задумались: то, что они сейчас делают, не всегда является правильным. Мы должны изменить систему показателей, по которым оцениваем эффективность работы в области охраны труда, и обратить внимание на то, что происходит в целом – даже на мельчайшие детали, – и попытаться по ним понять, какие риски мы можем получить в будущем и как они могут повлиять на наших работников».

По словам директора по ОТПБ, в этом году будет также внедряться ряд новых программ, которые помогут сотрудникам получить необходимый багаж знаний, опыта и практических навыков безопасной работы, а руководителям – возможность управлять этой безопасностью эффективно. Не громким словом, кнутом, а именно путем убеждения. Добавятся также элементы мотивации: те люди, которые работают безопасно и подают пример своим коллегам, являются неформальными лидерами. Они должны получать признание от своих руководителей за свой вклад в развитие новой культуры.

 

Юлия Таранова

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях