Джу Сучоун, «ХММР»: «Я считаю, что нужно давать сотрудникам больше свободы»

В конце декабря 2020 года стал генеральным директором завода «ХММР» (Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус). На момент публикации этого интервью он был директором производственного дивизиона компании.

19 февраля 2021
"Автограф"

Благодарим Отдел связей с общественностью компании «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус» за предоставление данного материала.

Символично, что впервые директор Джу оказался на «ХММР» 10 лет назад, когда завод только готовился к запуску первой модели. И вот 10 лет спустя он снова здесь и вновь отвечает за запуск новой модели.

Все самое интересное и уникальное мы публикуем в альманахе «Управление производством»300+ мощных кейсов, готовых к использованию чек-листов и других полезных материалов ждут вас в полном комплекте номеров. Оформляйте подписку и получайте самое лучшее!

Директор Джу, уже год, как вы возглавляете производственный дивизион «ХММР», но ведь это не первая ваша командировка в Россию. Расскажите, пожалуйста, когда вы впервые приехали в Санкт-Петербург и с какой целью?

– Впервые я приехал в Россию, на «ХММР», ранней весной 2010 года. Тогда цеха уже были построены, и команде, которую я возглавлял, предстояло оказать российским коллегам помощь и поддержку при запуске цеха сборки. Я отвечал за запуск оборудования цеха сборки, за запуск первой модели, Solaris, и за качество этого автомобиля. В Санкт-Петербурге я тогда провел около восьми месяцев, вплоть до церемонии торжественного открытия завода в сентябре 2010-го.

Каковы были ваши первые впечатления от России, от русских? Они оправдали ваши ожидания?

– Конечно, мы с женой знали, что в России очень холодно, и весной 2010 года нам довелось в полной мере ощутить, что такое русская зима. Морозы были за 30 градусов, но моя жена очень хорошо подготовилась к этой поездке, поэтому у нас было много теплой одежды и мы достаточно комфортно себя чувствовали. Удивительно, что сейчас в России так тепло.

Еще меня очень смутило, что русские совсем не улыбаются. Но это не помешало мне найти общий язык с российскими специалистами – сегодня я их отлично понимаю.

Когда я в первый раз услышал о том, что мне снова предстоит работать в России, я даже немного расстроился. В 2010 году в ресторанах Петербурга невозможно было даже сделать заказ – нигде попросту не было меню на английском языке. 10 лет назад здесь не было ЗСД, не было Yandex Taxi, добраться куда-либо было достаточно проблематично, а на дорогах были в основном старые машины. Но за 10 лет ситуация кардинально изменилась – сегодня в Санкт-Петербурге много хороших дорог, и даже погода хорошая, и меню на английском появилось. Сейчас здесь, наверное, даже лучше, чем в Корее. ☺ И я очень этому рад!

Вы не скучаете по Корее?

– Скучаю, но не сильно. Очень хочется настоящей корейской еды, особенно хорошей свежей рыбы.

А в русской кухне что вам нравится?

– Шашлык из курицы или из свинины, приготовленный именно на открытом огне.

Сегодня «ХММР» – второй крупнейший автопроизводитель в России. Верили ли вы в успех компании в России тогда, 10 лет назад, когда приезжали запускать завод?

– Приехав в Россию 10 лет назад, я увидел на улицах города огромное количество очень старых машин, преимущественно Lada, и поэтому я был настроен оптимистично относительно планов компании. Спустя 10 лет все изменилось: теперь большинство автомобилей – это новые современные иномарки. И я горжусь тем, что во многом это заслуга нашего завода, ведь за эти 10 лет «ХММР» выпустил уже более 2 млн автомобилей.

В чем же секрет успеха Hyundai?

– Основа успеха – это постоянное развитие. Наш завод, цеха, сотрудники – всему необходимо развитие. Поэтому я считаю, что нужно давать сотрудникам больше свободы. Старые управленческие подходы подразумевали такую схему: я руководитель – я принимаю решение, а мои подчиненные его исполняют – и это тормозило развитие.

Теперь актуален противоположный подход. Я даю свободу принятия решений всем членам своей команды. Они настоящие профессионалы, они принимают вызов, находят решение любой задачи, таким образом постоянно развиваясь и развивая нашу компанию. А при необходимости они всегда могут посоветоваться со мной.

Директор Джу, а какую должность вы занимали до того, как приехали в Россию год назад?

– До того, как я приехал в Санкт-Петербург весной прошлого года, я занимал позицию директора Центра перспективных производственных технологий, который расположен в Корее, в г. Намьянг. Это подразделение отвечает за разработку новых производственных технологий, которые позволят обеспечить высокое качество будущих моделей Hyundai.

Расскажите, пожалуйста, как вы начинали свою карьеру?

– Я родился в Сеуле, здесь же получил высшее образование в области машиностроения. Hyundai Motor Company – мой первый и единственный работодатель. В компанию я пришел 31 год назад, а шесть лет назад получил должность директора.

Я начинал свой карьерный путь на заводе в г. Ульсан – в цехе сборки я отвечал за систему навесных элементов (двери, капоты, крышки багажника). Спустя пять лет я перешел на завод в г. Асан.

Какой совет вы можете дать тем, кто хочет построить успешную карьеру в Hyundai?

– Когда я приехал сюда 10 лет назад, над проходной «ХММР» висел баннер «Stand up. Take action» («Вставай и действуй»). Меня очень впечатлил этот баннер, ведь если ничего не делать, то точно ничего не добьешься. С тех пор я всегда говорю всем членам своей команды: «Действуй! Только так можно добиться результата».

2020 год был непростым для «ХММР», но в то же время насыщенным на события: 10-летний юбилей, выпуск 2-миллионного автомобиля, обновление всех моделей. Как пандемия отразилась на работе завода?

– В этом году из-за коронавируса всем цехам, каждому сотруднику пришлось преодолевать определенные трудности. Особенно хочу отметить сотрудников цеха сварки и департамента обслуживания технологического оборудования. В этом году цех сварки должен был подготовить линию для производства Hyundai Creta нового поколения. Обычно подготовка к запуску новых моделей всегда проходит при участии большого количества специалистов из Кореи, которые приезжают в Санкт-Петербург, но в этом году из-за коронавируса и закрытых границ это оказалось невозможно. Я был впечатлен тем, как взаимодействовали техники департамента обслуживания оборудования и сотрудники цеха сварки, какую огромную работу они проделали и как своими силами установили и запустили сложное оборудование, полностью подготовили линию к производству Hyundai Creta нового поколения. У них отличные отношения, отличное взаимопонимание. И уже совсем скоро, в середине следующего года, на «ХММР» стартует массовое производство этой модели. Теперь я с уверенностью могу сказать, что сотрудники российского завода могут своими силами справиться с любыми проектами.

Коронавирус нарушил цепочки международных поставок. Автомобильные заводы по всему миру были вынуждены приостановить производство из-за нехватки компонентов. Как «ХММР» удалось этого избежать?

– За это следует сказать спасибо каждому сотруднику «ХММР» – мы не могли подвести покупателей, которые ждут наши автомобили, особенно после локдауна. Вопрос своевременной поставки компонентов до сих пор стоит остро, но благодаря стараниям наших сотрудников и сотрудников компании Glovis Rus нам удается не допустить остановки конвейера.

А что ждет «ХММР» в следующем, 2021-м, году?

– Я бы очень хотел, чтобы в скором времени наш завод стал Smart Factory («Умный завод»). Этот технологический подход должен затронуть деятельность всех подразделений завода. Подготовка к внедрению проектов в рамках Smart Factory началась уже в этом году. Надеюсь, что в следующем году мы заложим фундамент Smart Factory. И, как я уже говорил, в середине года на «ХММР» стартует производство Hyundai Creta нового поколения, к которому мы сейчас активно готовимся. Я знаю, что россияне очень ждут новое поколение этой модели.

Smart Factory (от англ. «умное производство») – это технологический подход, который подразумевает высокий уровень автоматизации и роботизации и широкое применение автоматизированных систем управления производственными процессами. Неотъемлемая составляющая Smart Factory – технологии промышленного интернета вещей (IIoT), которые обеспечивают обмен данными между оборудованием, позволяют получать эти данные в онлайн-режиме и анализировать их для повышения производительности и качества продуктов.

Что отличает «ХММР» от других заводов HMC?

– Я принимал участие в строительстве завода Hyundai в Корее в г. Асан. Кстати, этот опыт мне очень пригодился при запуске цеха сборки «ХММР». Завод в Асане, как и «ХММР», ежегодно производит более 240 тыс. автомобилей, но при этом сборочная линия на корейском заводе намного длиннее – 240 станций против 89 на «ХММР». «ХММР» – очень компактный и очень эффективный завод.

А что вы можете сказать о качестве автомобилей Hyundai российской сборки?

– Автомобили Hyundai, произведенные в Санкт-Петербурге, изначально более высокого качества, чем корейские машины. В России суровые погодные условия – снежные зимы и морозы, а дороги обрабатывают солью и реагентами. Поэтому, например, коррозионная стойкость российского автомобиля значительно выше.

Кроме того, на всех заводах Hyundai все компоненты проверяются сначала перед доставкой на линию, а потом и непосредственно перед установкой. Я был очень впечатлен тем, что сотрудники «ХММР» очень дисциплинированные, они соблюдают все требования и правила, установленные в компании, и это напрямую отражается на качестве выпускаемых автомобилей.

Хочу поблагодарить всех сотрудников «ХММР» за то, что, несмотря на сложные условия пандемии, в которых нам сейчас приходится работать, они с пониманием относятся к ситуации и соблюдают все правила и производственные стандарты, следуют всем инструкциям.

Очень непросто поддерживать такой уровень качества, но уже 10 лет благодаря стараниям наших сотрудников «ХММР» выпускает автомобили высокого качества.

Вы переехали в Россию вместе с семьей?

– Сейчас я здесь с женой, в начале года на две недели к нам приезжали дети, но они уже взрослые и работают в Корее. Моя дочь – госслужащая, а сын работает учителем. К сожалению, сейчас из-за пандемии у нас нет возможности увидеться, но мы активно общаемся через мессенджеры.

Как вы проводите свободное время? Какие у вас увлечения?

– В Корее я активно занимался футболом. А сейчас путешествуем с женой по пригородам Санкт-Петербурга. Нам особенно понравились фонтаны Петергофа, Екатерининский дворец в Царском Селе и Выборг. А еще я очень люблю балет, и мы с женой часто посещаем Мариинский театр.

Вы комфортно себя чувствуете на российских дорогах?

– Меня очень смущает, что в России далеко не на всех светофорах на перекрестках есть стрелка для поворота налево, и ты должен ждать и ловить момент, чтобы сделать левый поворот. Это создает опасную ситуацию на дороге. Кроме того, количество автомобилей на российских дорогах существенно возросло, и поэтому, на мой взгляд, следует несколько пересмотреть систему регулирования дорожного движения в России.

А что вы можете сказать о манере вождения россиян и корейцев?

– Иногда водители на дорогах Санкт-Петербурга ведут себя очень грубо, а иногда наоборот – очень вежливо. И если я прошу дать мне возможность перестроиться в соседний ряд, то в России меня с большой долей вероятности пропустят. А вот в Корее – точно нет. И да, в России все-таки есть любители очень быстрой езды. ☺

На какой машине вы сейчас ездите, каким был ваш первый автомобиль?

– Здесь я езжу на кроссовере Santa Fe, а первый автомобиль появился у меня, когда я уже работал в HMC – это маленькое спорт-купе Hyundai S Сoupe.

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях