Модернизация с умом

Экономика страны находится в кризисном нокдауне. Главный вопрос - что делать дальше: плыть по течению нефтедолларовой реки и надеяться на традиционное "авось" или не на словах, а на деле начинать модернизацию реального сектора экономики?  

24 января 2011

Автор: Владимир Зубов

Источник: журнал «Умное производство» №7 от 04.2009г.

 

Экономика страны находится в кризисном нокдауне. Главный вопрос - что делать дальше: плыть по течению нефтедолларовой реки и надеяться на традиционное "авось" или не на словах, а на деле начинать модернизацию реального сектора экономики?  

Единственный выход из стагнации - продуманное и последовательное техническое перевооружение промышленности, считает автор доктрины "Умное производство" Радислав Бирбраер.

 - Радислав Александрович, в кризис все помыслы предприятий только о том, чтобы выстоять и выжить любыми средствами. Уместно ли в этих условиях говорить о модернизации производства как адекватном выходе из кризиса?

- Действительно, в условиях кризиса для всех центральный пункт деятельности - экономия затрат. Причем, экономия затрат с пятью восклицательными знаками. В этих условиях проведение технического перевооружения, которое и требует этих затрат, для многих представляется совершенно идеалистическим и неверным с точки зрения экономики шагом. Моя точка зрения такова - техническое перевооружение нужно проводить тогда, когда оно экономически целесообразно. Не важно, в какой период: кризисный, предкризисный или посткризисный. Если есть устойчивые рынки или желание выйти и освоить новые - нужно проводить инвестиции в создание новых технологий для того, чтобы обеспечить конкурентоспособность. У меня есть примеры предприятий, которые завоевывают сейчас большую долю рынка, чем они имели до кризиса, потому что вовремя провели техническое перевооружение.


- То есть те предприятия, которые сидят и ждут у моря погоды, в надежде пересидеть кризис, сильно рискуют?

- Думаю, что на самом деле они пытались "пересидеть" и то время, которое было перед кризисом. Просто тогда пересидеть было проще. Говорят, что кризис вымывает слабых. Наверное, в этом его суть. Полагаю, что если бы не кризис, неэффективные предприятия медленно, но верно двигались бы к печальному финишу. А кризис просто ускоряет динамику падения. Вот и все.
И это нормально, если не говорить о социальных моментах. Они, безусловно, достаточно остры. И здесь свое слово должно сказать государство.


- Вернемся к вопросу технического перевооружения в кризисный период. Как избежать инвестиционной ошибки?

- Если говорить о ситуации в целом, то нужно рассматривать только экономические аспекты: целесообразно - нецелесообразно. То есть, если нужны инвестиции, тогда необходимо просчитать последствия этих инвестиций. Насколько сократятся затраты на производство. Насколько повысится прибыль от этих инвестиций, возрастет качество, сократятся сроки изготовления продукции. Сокращение сроков производства сегодня очень актуально и, скорее всего, приведет к тому, что предприятие будет более конкурентоспособным и увеличится прибыль. Соотнести все эти плюсы - сокращение затрат и рост прибыли с минусами, то есть с инвестициями и убедиться в том, что плюсы жирнее - вот и побудительный мотив к модернизации. Если инвестиции окупятся в течение 2-5 лет, то они, безусловно, имеют смысл. Там, где срок окупаемости инвестиций, основанный на правильно построенной техническо-экономической модели проекта больше 6-7 лет, стоит хорошенько подумать.


- Возможны ли в условиях дефицита денег другие варианты перевооружения производства?

- На самом деле у техперевооружения предприятия есть два больших компонента - это переход на новые производственные технологии, и тут нужны инвестиции, усилия по привлечению банков. И второй - это управленческие технологии в области собственно производства (а не "вокруг" него!). И здесь деньги не главное. Поэтому, если сегодня нет средств переходить на новые производственные технологии - самое время подумать, как сосредоточиться на управленческих. Потому что от их применения эффект в наших условиях может быть не меньшим, а даже большим. Более того, со старыми сложившимися управленческими технологиями эффект от инвестиций в производственные технологии существенно ниже, чем мог бы быть. Поэтому, подготовив себя с точки зрения лучшего восприятия производственных технологий через совершенствование организационной и управленческой модели производства, можно получить достаточно серьезный синергетический эффект.


- Может ли государство в нынешних условиях повлиять на экономику, ускорить модернизацию?

- На мой взгляд, основная задача государства - создать возможности для того, чтобы экономика развивалась. Централизация активов ограничивает эти возможности и вряд ли оправдана.


- Каковы эти возможности?

- Главная экономическая формула, которая должна преобладать в нашем государстве - это отказ от ориентации на сырьевую экономику. Например, в Германии или Японии не добывают нефть. Однако они входят в число лидеров мировой экономики. Потому что акцент там делается на высокие технологии. В Германии это машиностроение. В Японии - машиностроение и электроника. Если мы хотим диверсифицировать доходы государства, то строить их надо на основе индустриального сектора. Следовательно, мы должны стать высокотехнологичной страной. Я не буду говорить о банальных вещах - дешевых кредитах, целевых программах и так далее. Но я знаю точно, - когда государство сместит фокус внимания с нефти и газа в сторону реального индустриального сектора экономики, и у этой идеи появятся влиятельные последовательные сторонники, тогда все изменится.


- А Вы знаете таких людей?

- Такие люди есть. Я над этим сейчас много размышляю и прихожу к выводу, что если бы они смогли быстрее понять и поверить в наш опыт частных эффективных практик модернизации, реальность была бы несколько иной. К сожалению, сегодня вокруг руководства страны настолько много источников информации, что в этом непросто разобраться. Много шума. И отстроиться от этого уровня шума и понять, за что можно ухватиться, как за рычаг, чтобы решить задачу модернизации страны - достаточно тяжело. Мы считаем, что деятельность компании "Солвер" - это реальная попытка выйти за шумовые рамки и предложить нечто действительно актуальное. Свидетельством этого являются проекты по созданию умного производства на машиностроительных предприятиях.


- У одной компании, пусть даже такой продвинутой, может и не хватить сил на масштабные изменения.

- Вы правы. Силами одной консалтинговой компании, даже создавшей эффективную методологию, конечно, большое число проектов не охватить. Думаю, что число проектов в масштабах страны должно быть до 100 в год по крупным предприятиям. А мы сейчас можем реализовать около 10, и по не очень крупным. Но то, что мы делаем в рамках этих проектов среднего масштаба, можно совершенно спокойно протранслировать на крупные проекты и довести их число до 100 в год. И это была бы очень хорошая цифра. Мы ясно представляем, какие специалисты нужны, кого привлечь внутри России и за ее пределами для такой работы; как организовать собственных специалистов предприятий - заказчиков, потому что там есть мощный потенциал, который надо правильно применять. Сейчас он практически дезорганизован и не готов к требуемому уровню восприятия новых технологий. Поэтому деньги, которые выделяются на модернизацию, неважно - государством или частными инвесторами - используются с КПД ниже, чем у паровоза. Уверен, что если на таких предприятиях провести сегодня точный беспристрастный расчет эффективности инвестиций: с учетом длительности внедрения, всех ошибок, которые возникают при внедрении новых технологий, поскольку поставщики оборудования не заинтересованы в трансфере технологий, то картину получим неприглядную. Реальное время перехода к новым технологиям там затягивается не на год и даже не на два. И возможности, которые заложены в современном оборудовании - основном инструменте технологий - используются далеко не полностью. Поэтому отдача от инвестиций такая низкая. И это беда. Большая беда.

Наш опыт вполне может быть использован в создании специальных инновационных госкорпораций. Их задача - организовать системный технологический прорыв на основе политической воли государства к модернизации. Внутри и вокруг таких структур могли бы развиваться инновационные технологии и вестись техническое перевооружение предприятий. Где-то консультативно, а где-то директивно - в зависимости от формы собственности. Если предприятие государственное, если выделяются федеральные средства на модернизацию, то необходим строгий контроль над проектом, его реализацией. Если частное, работающее в индустриальном секторе - тогда сможет работать с такой корпорацией на коммерческой основе, поскольку заинтересовано в эффективном бизнесе.


- Вы являетесь носителем уникальной доктрины технического перевооружения промышленности в области машиностроения. Возможно ли универсальное использование ваших методик в других немашиностроительных секторах российской экономики?

- Почему нет? Машиностроение для страны - стратегическая отрасль. Под машиностроением я, прежде всего, понимаю заводы, выпускающие самолеты, ракеты, автомобили. Это предприятия, которые работают на оборонно-промышленный комплекс. И я полагаю, что если мы сможем распространить модель преобразований, созданную и реализованную нашей компанией за 15 лет работы, на машиностроение в государственном масштабе, то дальше можно будет по такому же принципу двинуться и в другие отрасли - строительную, металлургическую, например. И это будет большое, серьезное дело.


Справка

Радислав Александрович Бирбраер - генеральный конструктор и один из основателей инженерно-консалтинговой компании "Солвер".
Кандидат технических наук. Готовится к защите докторской диссертации. Участник международных научно-технических конференций, автор 12 изобретений и более 200 публикаций в области машиностроения.
В соавторстве с И.Г. Альтшулером написал книгу "Основы инженерного консалтинга". Книга получила признание не только в России, но и в Европе - издана там на английском языке.

Увлекается горными лыжами и велосипедом. Осваивает игру в гольф.


Справка

Важнейшими признаками и компонентами "умного производства" являются:

1. Наличие электронной модели производства изделий, включающей не только технические параметры изделий, но и технологические и экономические, связанные с подготовкой их производства и производством;

2. Единая система нормативов по всем этапам процессов подготовки производства, возведенная в ранг стандарта предприятия;

3. Обязательная корпоративная (по всей организационной структуре) сертификация специалистов предприятия по единой системе нормативов;

4. Трехэтапная система планирования и контроля инвестиций в развитие предприятия: детальная оценка предстоящих инвестиций и организационных преобразований на основе моделирования новых изделий и процессов их производства; оценка соответствия фактического результата от инвестиций во внедрение новых технологий плановым показателям (установленным в ходе моделирования); регулярный мониторинг соответствия текущего фактического результата при производстве новых изделий нормативным показателям;

5. Система контроля производства по срокам изготовления, затратам и качеству изделий. (из книги "Основы инженерного консалтинга")

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях