Денис Чичигин, УТЗ: Дорогу осилит идущий

Сложная продукция энергомаша требует высокой культуры производства, постоянного совершенствования и модернизации. Как с этими задачами справляется второй по величине российский турбостроительный завод? Об этом наше интервью с Денисом Чичигиным, первым заместителем генерального директора ЗАО «УТЗ».

– В будущем году УТЗ будет отмечать 75-летний юбилей. Как Вы думаете, 75 лет – это много или мало для завода и почему?

– Для нашего завода это в самый раз. За эти годы УТЗ накопил большой потенциал, который, к счастью, удалось сохранить. У нас есть возможность конструировать и производить турбины, и накопленные компетенции являются фундаментом дальнейшего развития. Если говорить о возрасте, то сейчас подошло время провести некоторые процедуры омоложения: они нам доступны и по плечу.

Сегодня мы обязаны устремляться в будущее. Не пересмотрев производство, технологии, не проведя глубокую модернизацию, мы бы не смогли долго просуществовать. В течение 2012 года Россия станет полноправным членом ВТО, и это накладывает обязательства к дальнейшему укреплению и развитию наших позиций. На рынке энергомашиностроения довольно сильная конкуренция, и на нем действует закон «Изменяйся или умирай». Поэтому структурные, технологические изменения назрели. И сейчас, когда мы начали эту большую и серьезную работу,  будущее завода вселяет определенный оптимизм.

– На УТЗ принята масштабная инвестиционная программа по техперевооружению производства. Фактически, вы строите новый завод с проектной мощностью 1,8 ГВт ежегодно. Вы уверены, что модернизированные производственные мощности будут загружены?

 – Наше производство обеспечено заказами до конца 2013 года, мы продолжаем контрактовать и на 2014 год и в дальнейшем планируем наращивать наши объемы. Без работы мы не останемся. С чем связана такая уверенность? Если Россия хочет развиваться, то первое, куда требуется направлять усилия, – это именно энергетическое машиностроение. Износ основного оборудования в электроэнергетике составляет более 60 процентов. Если говорить о России как о промышленной державе, то без развития этой кровеносной системы – энергетики – не получится решить другие задачи, связанные с модернизацией экономики в целом. Государство понимает важность этого сектора и не позволит отрасли и дальше пребывать в упадническом состоянии двух последних десятилетий, когда, по сути, в энергетику не вкладывали серьезных инвестиций.

Предпринятые усилия, в том числе разработка договоров на поставку мощности (ДПМ),  выводят отрасль из кризиса, и, думаю, поддержка государства будет только увеличиваться. Поэтому потенциал рынка по строительству и модернизации мощностей у нас очень велик.

– В связи с этим как Вы оцениваете возможность реализации в электроэнергетике масштабных планов по резкому увеличению ввода генерирующих мощностей в среднем за год (с 2011 по 2030 гг.) до 8,6 ГВт? Такая задача, на первый взгляд, кажется трудновыполнимой, поскольку с 2000 по 2010 годы среднегодовой ввод составил всего 1,9 ГВт.

– Если сравнивать среднегодовой ввод по десятилетиям, надо помнить о том, что берется за основу сравнения. 1,9 ГВт – это среднестатистический показатель того периода, когда масштабные инвестиции в энергетику были редкостью и, соответственно, вводов было меньше. Сейчас мы говорим о новом этапе развития страны, энергетики в частности, и эти цифры не кажутся заоблачными.

– Какие решения (особенно со стороны органов власти) позволят, по-вашему,  осуществить реструктуризацию и реформирование промышленных предприятий более быстрыми  темпами?

 – Во-первых, мы видим определенный курс властей на развитие именно энергетического машиностроения, связанный в целом с инвестициями в энергетическую отрасль. Для нас появление программ, аналогичных ДПМ либо другим механизмам, стимулирующим инвестиции в энергетику, естественно, является положительным фактором. Этот фактор позволяет модернизироваться нам самим и развивать производство. Это что касается нас как энергомашиностроителей.

По реформированию промышленных предприятий более быстрыми темпами – думаю, здесь нужны новые решения. Надо признать, что отечественное станко- и машиностроение на данный момент не дотягивает до мирового уровня. А для быстрой модернизации предприятий нужно дать зеленый свет высокотехнологичному оборудованию. Какими методами этого можно достичь? На мой взгляд, это могут быть и методы таможенного регулирования, и налоговое стимулирование для тех, кто внедряет новые технологии, льготное налогообложение либо субсидирование кредитов, направленных на реализацию инвестиционных программ.

– Какие задачи, стоящие перед российскими энергомашиностроителями и промышленными предприятиями, нацеленными на энергоэффективное производство,  представляются Вам наиболее трудными? Что необходимо для их решения?

– В части энергоэффективности наиболее сложным вопросом для УТЗ является его территориальная раздробленность. В 2004 году в стадии банкротства Турбомоторного завода наша некогда единая производственная площадка была разбита на ряд территорий. Как следствие, мы получили не самую оптимальную структуру с точки зрения логистики. Сейчас мы вплотную занялись этим вопросом. К середине года на УТЗ будут выделены четыре обособленных участка, по ним проводится централизация производства, налаживается внутренняя логистика. На этих участках планируется внедрить более четкие системы контроля ресурсов: сначала будут установлены нормативные лимиты потребления, а затем внедрена система учета.

Кроме этого, мы решаем сложную задачу оптимизации площадей, связанную с объединением и переездами некоторых цехов.

Что касается собственно мероприятий по энергоэффективности, то в планах у нас внедрение газолучистого отопления, а также комплексный подход к ремонту зданий. Не секрет, что один из важнейших моментов энергоэффективности – это приведение в порядок инфраструктуры. В прошлом году мы начали ремонты крыш, сейчас занимаемся собственно зданиями и сооружениями. Финансово эти задачи подкреплены ремонтной программой, заложенной в бюджете.

Более того, в целом согласована стратегическая модернизация в части оборудования и в части ремонтов основных фондов. Деньги на это были предусмотрены в бюджетах 2011 и 2012 годов, и в следующем году завод также планирует выделить существенные средства на этот процесс. Суммарно за три года (2011-2013) наша инвестпрограмма составит  500 миллионов рублей. Мы понимаем, что за год-два такие масштабные мероприятия не делаются, но дорогу осилит идущий.

В настоящее время одной из важнейших задач для ЗАО «УТЗ» является разработка новых продуктов и изменение технологической политики. В тесной кооперации со специалистами ЗАО «РОТЕК» и швейцарской компанией Зульцер на заводе проводится модернизация управленческих и технологических схем для успешного освоения и адаптации зарубежных прогрессивных технологий, что значительно усилит позиции предприятия на рынке. На предприятии продолжается разработка оптимальных конструкторских решений по основному турбинному оборудованию, при этом заказчику предлагаются современные решения по сервису, в том числе основанные на долгосрочном постгарантийном обслуживании паровых и газовых турбин. Совместно с ЗАО «РОТЕК» мы предлагаем заказчикам эффективные сервисные программы по паровым и газовым турбинам.

– В беседах с промышленными компаниями часто приходится слышать, что, мол, наша задача – выжать максимум из старого оборудования, так как денег на новое не хватает. Как бы Вы прокомментировали такой подход?

– Этот вопрос часто определяется стратегией собственника относительно бизнеса, а также, если оценивать масштабно, то в целом условиями, в которых находится страна. Если собственник бизнеса не имеет определенного понимания своего положения в среднесрочной перспективе, в этом случае он пытается выжать что-то из всего, что у него имеется. В период стабильности концепция собственников по отношению к своему бизнесу меняется, начинаются инвестиции, так как есть понимание, что в долгосрочной перспективе вложения не только окупятся, но и дадут больший эффект по сравнению с политикой «отжать сейчас».

Про УТЗ хочу заметить, что мы планомерно двигаемся в области внедрения нового оборудования, начинаем, по существу, строительство нового лопаточного цеха. Если старая технология производства турбинных лопаток подразумевала порядка 25-27 операций и большое количество уникальных станков, то сейчас мы уже закупили и смонтировали современные пятиосевые обрабатывающие центры, недавно прошли их тестовые запуски. Наша стратегия – уйти от старых технологических цепочек и построить полностью современную систему производства, которая будет обслуживаться несколькими операциями, и, работая в трехсменном режиме, окупать вложенные инвестиции.

– Денис, а что включает в себя адекватная требованиям рынка и времени производственно-технологическая и информационно-технологическая основа УТЗ?

– Современный рынок предъявляет высокие требования и к уровню технологий, и к уровню информационно-технологического состояния предприятий. Мы стараемся этим требованиям соответствовать. Сейчас на УТЗ запущен крупный проект, связанный с автоматизацией конструкторских и технологических разработок. Ожидаемый результат внедрения – полная автоматизация процессов прохождения документов в стадии конструкторско-технологической подготовки производства. В свою очередь этот проект будет являться стартовой площадкой для внедрения ERP-системы.

Мы понимаем, что нужно не только менять оборудование, – необходимо менять подходы. Внедрение современных систем управления позволяет получать конкурентные преимущества.

Производственно-технологические изменения на УТЗ связаны с модернизацией, с приобретением нового оборудования и заменой технологий. В частности, долгие годы мы как турбинный завод почему-то мирились с низким качеством поставляемого литья. По сути, мы выполняли не свойственную нам функцию: условно говоря, грызли зубами тот многочисленный брак, который приходил к нам от литейного производства. Сейчас на УТЗ повышены требования к качеству поставляемых заготовок. Мы планируем уйти от «лечения» литья и получать полуфабрикаты с минимальными припусками, готовые для чистовой обработки. Это позволит сократить наши производственные циклы и действительно сконцентрироваться на своей работе: чистовой обработке крупных узлов и сборке турбин.

Современные условия позволяют нам выбирать поставщиков. Нам сейчас выгоднее и проще найти ответственного поставщика и снять эти вопросы, чем брать на себя дополнительные риски, не присущие турбостроительному производству.

– Пример можете привести?

– Да, могу привести пример. Мы имели негативный опыт при сдаче заказа, который находился под контролем Правительства РФ. В самый ответственный момент – к отгрузке турбины – выявились такие дефекты, что пришлось исправлять их силами завода в экстренном порядке, что потребовало и конструктивных, и технологических изменений.

Конечно, крупные поставщики литья нас не ждут, мы понимаем, что здесь сработает только долгосрочное сотрудничество. УТЗ двигается в этом направлении, и как раз сейчас наши специалисты уехали в Китай на приемку партии литых заготовок.

– Почти 50 процентов генерирующего оборудования требуют модернизации либо замены. Что предлагает сегодня УТЗ в области модернизации энергетики?

– Парк турбин УТЗ, установленных на территории России, – более 500 единиц. Очевидно, что энергетики, проводя модернизацию своего оборудования, учитывают объемы необходимых инвестиций. А затраты на строительство нового энергоблока намного превышают стоимость реноваций, когда завод взамен отработавшей турбины ставит новую на тот же фундамент, сопрягая с имеющейся инфраструктурой, работающим оборудованием.

Помимо этого мы проводим глубокие модернизации своих машин. Отработавшие ресурс турбинные узлы заменяются новыми, в которых применены современные конструктивные решения. В результате заказчик получает оборудование в те же ячейки, с новым ресурсом и улучшенным КПД.

– И со стоимостью на 40 процентов ниже?

– Конечно.

– Уральский турбинный завод недавно объявил о формировании предложения по долгосрочным сервисным договорам на свое оборудование. Какими силами УТЗ планирует вести эту работу, учитывая, что заводское производство и сервис управляются по разным законам и требуют разных подходов к производству, технологиям, инжинирингу?

– Что касается долгосрочного сервиса: для нас это достаточно новое направление. Мы понимаем, насколько большой потенциал у этого рынка, и готовы вести эту работу вплоть до выделения специальных технологических участков при сотрудничестве с ЗАО «РОТЕК» (нашей управляющей компанией) и компанией Зульцер, готовы осваивать и те решения, которых нет у нас. Помимо этого, наше комплексное техническое переоснащение позволяет считать эти задачи посильными для нас.

– Что вам удалось сделать за последние 5 лет по оптимизации издержек и рационализации процесса производства? Какие управленческие инструменты вы использовали, какие мероприятия проводили и какого эффекта добились?

– Начнем с того, что на УТЗ есть Положение по рационализаторским предложениям. Это один из эффективных инструментов, применявшихся в советское время, он работает и сейчас.

Оптимизация издержек в кризис проводилась достаточно прозаично: мы были вынуждены урезать все направления путем секвестирования бюджета. Сейчас мы стремимся экономить именно за счет внедрения новых управленческих технологий. Так, в цехе Т-3 в рамках проекта «Бережливое производство» запущены программы «Ничего лишнего» и «Учет и порядок».

Проект «Ничего лишнего» подразумевает физическое и организационное удаление всего, что не связано с выполнением производственной программы 2012-2013 годов. Базисная технология проекта – система 5S «Бережливого производства».

«Учет и порядок» позволит идентифицировать любое изделие в цехе на любой стадии производства. Для этого необходимо не только разработать специальные формы маршрутных карт, сменно-суточных нарядов, но и, возможно, изменить процесс в целом. Базисная технология проекта – инструменты решения проблем (ИРП).

– Испытывает ли УТЗ «кадровый голод», в частности, ощущаете ли вы дефицит узкопрофильных специалистов?

– Дефицит кадров является насущным вопросом для всех промышленных предприятий. УТЗ в этом направлении старается работать на перспективу. Мы сотрудничаем со специализированными средними и высшими учебными заведениями, профильной кафедрой УГТУ-УПИ («Турбины и двигатели»), работаем с Президентской программой подготовки управленческих кадров. УТЗ финансирует целевое обучение студентов и аспирантов, с некоторыми обязательствами с их стороны – проработать на заводе определенное время.

Для иногородних сотрудников у нас действует программа компенсации найма жилья. И всегда самым эффективным преимуществом на рынке труда является тот уровень заработной платы, который может предложить предприятие. На УТЗ за 2011 год средняя зарплата выросла с 19 тысяч до 28 тысяч рублей. Такой рост сам по себе говорит о том, что главная ценность завода – его специалисты.  

Улучшаем и условия самого производства. Никто не спорит, что людям приятнее работать на организованном рабочем месте. Мы активно принялись за ремонт хозяйственно-бытовых помещений: душевых, раздевалок – всего того, что дает человеку возможность работать с комфортом. Требования к проводимым ремонтам простые: должно быть удобно, почти как дома.

– Есть ли у завода план развития, стратегия на ближайшую и более отдаленную перспективу?

– На УТЗ принята стратегия до 2016 года. Ее основная идея – с помощью реализуемых сейчас программ модернизации производства выйти на новый технологический уровень и предложить рынку новые продукты, занять должное место на этом рынке. В 2011 году по сравнению с 2010 УТЗ удвоил объемы производства, и еще удвоит их в следующие 3 года. Тем самым мы преобразим завод, улучшим его эффективность и сможем должным образом конкурировать на рынке энергомашиностроения.

Подготовила Ольга Лазарева

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях