Денис Мантуров

Ответы Дениса Мантурова на вопросы аудитории по итогам лекции на тему «Инжиниринг – профессия будущего»

15 мая Министр промышленности и торговли Денис Мантуров выступил с лекцией перед преподавателями и студентами МГТУ имени Н.Э. Баумана на тему: «Инжиниринг – профессия будущего».

Глава Минпромторга России в рамках лекции «Инжиниринг – профессия будущего» рассказал о положении и перспективах развития отраслей российской промышленности на глобальном рынке. Особое внимание уделил состоянию и задачам развития рынка инжиниринга в России, потенциалу инжиниринговых центров и компаний, подготовке кадров для организации эффективного инновационного производства и обеспечения качественного роста российской промышленности.

После завершения лекции в МГТУ им. Н.Э.Баумана Глава Минпромторга России Денис Мантуров ответил на вопросы аудитории.

Стенограмма ответов на вопросы:

Александр Костырко (Кафедра вычислительные комплексы, системы и сети): Буду научным сотрудником кафедры университета очень заинтересован в создании научных центров на базе ВУЗа. В настоящее время наблюдается очень серьезная нехватка ставок, конкретно для младших должностей – лаборантов и т.д. Планируется ли расширения количества ставок? Если да, то в какие сроки? 

– Денис Мантуров: Я думаю, что с учетом тех направлений, которые сегодня отрабатываются Вашим университетом только по нашему ведомству, тот объем задач, который нужно выполнить, не просто позволяет, а наоборот стимулирует к созданию дополнительных ставок. Я уверен, что руководство университета будет делать это более активно. Мы только в прошлом году начали эту работу. Мы уже освоили 1 млрд. рублей, в этом году 1 млрд. 300 рублей, поэтому точно на вас хватит.

– Алексей Попов (Кафедра компьютерные системы и сети): Денис Валентинович, Вы упоминали о Т-платформах и о том, что они построили свои решения на зарубежной элементной базе в связи с чем оказались уязвимыми перед такой конкуренцией. Мы в свою очередь в МГТУ разработали новую вычислительную структуру, получили опытный образец. И для масштабного внедрения нам нужно финансирование. Идея состоит в том, чтобы создать высококвалифицированный кластер с максимальным включением чисто российской интеллектуальной собственности. Но при этом такой проект вряд ли окажется конкурентным и вряд ли догонит по производительности зарубежные аналоги в силу отставания нашей микроэлектронной промышленности. Можете ли Вы поддержать такой проект, используя наши наработки, используя наработки таких флагманов, как МЦС ТЭС, элементной базы «Эльбрус» и в том числе Т-платформы?

Денис Мантуров: Во-первых, у нас есть отдельная государственная программа Развития электроники и радиоэлектронной промышленности. Соответственно, мы не так давно начали финансировать работу по созданию собственной элементной базы и не только в рамках только одной этой гос. программы, но и по созданию закрытых программ – радиационно-стойкая электронная компонентная базы. В совокупности те задачи, которые мы перед собой поставили – это выход к 2020 году к показателю объема независимости от иностранных поставщиков в среднем 80%. Реалистично или нереалистично сложно сказать. Но, если у Вас уже сейчас есть реальные, серьезные, интересные, заявляющие о себе разработки, то давайте мы с Вами их посмотрим. Подумаем, как можно включить Вашу наработку в те масштабные задачи, которые у нас с Вами сейчас есть. Вы тогда сформируйте свое предложение, не дожидаясь моего очередного приезда, мы его внимательно рассмотрим и постараемся принять участие в Вашей работе. 

– Мулин Николай (Кафедра Космические аппараты и ракетоносители): Мировая практика показывает, что наиболее быстро и дешево исследовать новую элементную базу и новые технологии позволяют университетские микроспутники. В США и Европе существуют программы финансирования таких спутников. Известно, что в России около 15 университетов занимаются созданием микроспутников. Однако ни Роскосмос, ни Министерство образования не содержат механизмов, которые бы позволяли осуществлять финансирование таких проектов. Можно ли решить эту проблему на уровне Правительства?

Денис Мантуров: Вынужден немного Вас расстроить. Я не могу отвечать в целом за всю индустрию. Мы отвечаем за обрабатывающий сектор промышленности и отчасти добывающий. Это то, что обеспечивает обрабатывающая промышленность. Направление космос действительно относится к компетенции РосКосмоса. Если Вы мне доверите переговорить со своим коллегой Поповкиным В.А., то я готов дать даже рекомендательные письма на этот счет. Это единственное чем я смогу вам помочь на данном этапе работы.

– Владимир Агрицкий (Кафедра Стартовые ракетные комплексы): Денис Валентинович, применительно к росту производительности труда. Видимо, в связи с развитием робототехники не за горами ситуация, когда у нас на вредных предприятиях, например, в шахтах, людей вообще не останется, и роботы будут обслуживать роботов. Не собирается ли Министерство открыть программы для того, чтобы разработать соответствующую стандартизацию, чтобы роботы одних фирм могли работать с роботами других фирм?

Денис Мантуров: У нас стоит задача к 2020 году довести уровень гармонизации международных стандартов до 56%. Когда мы начинали 5 лет назад уровень был порядка 27%. Сегодня мы уже около 45% гармонизировали. И собственные стандарты мы тоже разрабатываем - активно занимаемся сейчас подготовкой законопроекта по стандартизации. Сегодня у нас стандарты не обязательны к применению, они носят добровольный характер. 

По ряду направлений для того, чтобы мотивировать внедрение новых промышленных образцов, в том числе роботов, нужно где-то иметь обязательную структуру, обязательные стандарты. Мы будем развивать национальные стандарты и гармонизировать зарубежные. И Минпромторг и Росстандарт, который подчиняется Минпромторгу и отвечает за методологическую составляющую, ждут всегда помощи и инициативы от заявителя.

– Пасхина Ольга (Кафедра предпринимательства и внешнеэкономической деятельности):Как Вы оцениваете результаты деятельности технологических платформ и какие видите перспективы?

Денис Мантуров: Что касается этой стратегии и технологических платформ, то непосредственно за этот сегмент отвечает Министерство экономического развития. Мы в данном случае участвуем как разработчики своих направлений, это порядка семи технологических платформ, которые за нами числятся. Что значит перспективная – неперспективная. Я отвечу таким образом. Да, это перспективно. Но это не говорит о том, что нужно уповать на этот стратегический документ, и в нем описано все, что должно применяться в части разработки той или иной перспективы. Это некий ориентир для тех направлений и тех индустрий, которые заложены в технологических платформах, поэтому у нас как раз на основе технологических платформ формируются и государственные программы, поскольку технологические платформы и сам документ, который вы упомянули это не денежный инструмент, денег там нет. Но там есть тренды и задачи. И дальше уже экономика, а точнее сами предприятия должны ориентироваться и понимать, в каком направлении государство будет развиваться и развивать какие-то индустрии, то есть где будут появляться какие-то субсидии, где-то какие-то льготы, поэтому это ориентир для промышленности и не только для промышленности.

– Харлан Александр (Кафедра космические аппараты и ракетоносители): В настоящее время в нашей стране активно образуются холдинги, то есть преобразуются ФГУПы в холдинги. Мы знаем, что образование холдингов нужно для того, чтобы оперативно занимать новые ниши на рынке. У нас в стране это происходит в отраслях естественных монополий и в крупном бизнесе. В чем здесь суть, как Вы думаете, будет ли это эффективно?

Денис Мантуров: Любое укрупнение это достаточно эффективная задача. Поскольку всегда при укрупнении, если грамотно конечно все делать, снижаются издержки как производственные, так и общие, которые требуются для поддержания аппарата управленческого. Что касается создания интегрированных структур среди естественных монополий, я не хочу обсуждать этот вопрос сейчас, так как уже все создано и дальнейшего укрупнения в естественных монополиях не предполагается. Наоборот происходит разукрупнение. Если вы следите за СМИ, то РЖД наоборот продает свои активы, в том числе профильные. Что касается промышленности, то нам еще предстоит укрупняться. Давайте возьмем для примера крупные зарубежные компании. Например, General Dynamics. Представляете себе такую компанию? Что в состав корпорации входит? Значит это авиационная составляющая, это ракетная составляющая, которую вы любите, раз учитесь на этом факультете, соответственно, это в том числе и сухопутье. Это все одна корпорация. Объем выручки примерно около 40 млрд. долларов США за прошлый год. У нас нет такой производственной единицы, которая будет давать такие показатели. У нас произошли укрупнения, созданы интегрированные структуры, в общей сложности их создано около 60. Но я считаю, что следующий этап - это создание таких корпораций, как Ростехнологии, General Dynamics и т.д., только российского образца. Для чего? Для того, чтобы мы как государство передавали постепенно это в руки промышленности с точки зрения влияния на управление этими холдингами. Чтобы ответственность за ту работу, за перспективу и задачи, которые ставятся государством по направлениям непосредственно отвечали интегрированные структуры. Сегодня мы это тоже делаем, и, чем больше они будут укрупняться, тем больше ответственность будет централизовываться на интегрированных структурах. 

– Дунаев Александр (Факультет радиоэлектроники и лазерной техники): Какие меры будет предпринимать Минпромторг, чтобы привлечь молодых специалистов на работу в Ваши предприятия? В особенности, защита от призыва или льготная ипотека?

Денис Мантуров: Это комплексный вопрос. Что касается решения социальных вопросов, то это всегда зависит от руководства самой структуры хозяйствующего субъекта, который формирует свой коллектив. Я могу вам привести массу примеров, когда на первый взгляд примерно равнозначные структуры, но при этом руководители разные абсолютно. Соответственно, один использует все возможности для того, чтобы обеспечить: приток молодых специалистов, раз. Второе – обеспечение, в том числе, и ипотекой, сегодня есть такие возможности. Например, российский фонд строительства жилья. Мы с ними сегодня формируем программу, когда можно использовать как их землю, так и землю предприятий, которые готовы передать. У каждого своя ситуация. У кого-то нет денег на строительство, но есть земля, а у кого-то нет земли, но есть деньги на строительство. Поэтому вот этот взаимообмен, он тоже будет происходить с использованием программы фонда строительства жилья. Это только одна из мер и один из методов мотивации и стимулирования работников. Поэтому важно платить достойную зарплату, это главный вопрос. 

– Гвоздев Александр (Кафедра колесных машин): Я и мои товарищи участвуем в разработке проекта амфибийных транспортных средств на воздушной подушке и применяем решения, аналогов которым в мировой практике нет. Хотелось бы узнать правильная ли это точка зрения, и может ли результат данной деятельности быть интересен для внешнеэкономических связей в Центральной Азии , например с Монголией? И можем ли получить поддержку Министерства промышленности и торговли или других заинтересованных ведомств?

Денис Мантуров: Я хотел просто уточнить вопрос, Монголия – то тут причем? То есть вы хотите с Монголией судно на воздушной подушке разрабатывать или продавать их туда? Если отдельно про Монголию, то у нас с Монголией сложились достаточно неплохие торгово-экономические отношения. В частности, у нас там совместное предприятие с советских времен, которое добывает и производит медь, и 50% этого предприятия принадлежит сегодня, в лице РосТехнологий, Российской Федерации. Поэтому мы активно участвуем в модернизации этих мощностей для того, чтобы торгово-экономические отношения развивались еще лучше. Что касается разработки современных транспортных средств передвижения, которые являются конкурентными, их надо поддерживать с точки зрения поставки за рубеж, и не только в Центральную Азию и в Юго-Восточную Азию, и, соответственно, для этого есть меры государственной поддержки. Для того, чтобы произвести конкурентную продукцию, есть возможность получить кредит во Внешэкономбанке на льготных началах. Мы внесли три млрд. рублей в прошлом году в уставной капитал специально для того, чтобы предприятия-экспортеры имели возможность, получив льготные кредиты, произвести свою продукцию и поставить ее на рынок. В данном случае, в тех странах, которые вы упомянули. И по мере расходования этого капитала, мы будем эти средства постоянно добавлять. Раньше были просто субсидии на погашение процентов по кредитам экспортерам высокотехнологичной продукции. Сегодня эта субсидия отменена, потому что мы вступили в ВТО, это попало в красную зону, соответственно, мы пошли немножко другим путем. Это комплексная задача получается, поэтому если у вас будут какие-то конкретные предложения по поставке, мы готовы провести консультации и оказать вам содействие.

– Игорь Жаренов (Кафедра космические аппараты и разгонные блоки): Планируется ли исправление ситуации с поощрением молодых специалистов и изобретателей по результатам их интеллектуальной деятельности?

Денис Мантуров: Дело в том, что, опять же, все зависит от руководителя. Что касается патента на результат интеллектуальной деятельности, то в зависимости от того, кто его разрабатывал, в основном, это физические лица. Я пример приведу, я сам работал на московском вертолетном заводе, у меня тоже маленький патент есть на разработку композитных лопастей. Я, правда, ничего не получаю за это, потому что до конца он не внедрен. Но те патенты, которые получили внедрение, сотрудники получают прибавку к жалованию. Что касается стипендий как таковых, то у нас утвержденная указом Президента стипендия для молодых специалистов, и мы внесли некую новацию в правила предоставления этой субсидии. То есть, есть субсидия ежемесячная, как добавка к жалованию, а есть за результат. То есть творческий коллектив формировался, молодых специалистов, особо важных специалистов, более почетных возрастных специалистов, и за полученный результат, вы получаете конкретную премию. Такой мотивационный инструмент тоже существует.

– Бородин Дмитрий (Кафедра колесные машины): Руководство страны неоднократно подчеркивало особую важность социально-экономического развития Сибири, арктического и северного районов страны. Понятно, что без хорошей транспортной системы решение этой задачи недостижимо. В то же время подобных условий для функционирования транспорта, как в этом регионе нет нигде в мире, кроме Канады. Это требует новых технологий и нестандартных подходов и технологий к разработке транспортных систем для северных регионов России. Сейчас мы участвуем в разработке нескольких инновационных проектов, направленных на создание транспортных средств нетрадиционных типов для северных регионов России. Скажите, имеют ли такие разработки перспективу и могут ли они быть поддержаны Министерством промышленности и торговли Российской Федерации?

Денис Мантуров: Скажите, что имеете, и тогда я смогу сказать, можем ли мы поддержать это или нет. Дело в том, что вам иногда кажется, что эта вещь прорывная, инновационная, а на самом деле она уже производится и имеет свою рыночную нишу. Нужно посмотреть, в чем инновационность вашего решения. 

Спасибо большое за вопросы и за внимание.

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях