Ликвидировать неликвиды: 300 млн руб. экономии и неожиданные находки

В 2016-м заводы «Сибирского цемента» приступили к реализации неликвидов. Проект, рассчитанный на четыре года, уже дал значительный экономический эффект. О полученных результатах и задачах на будущее мы побеседовали с начальником технического управления АО «ХК «Сибцем» Максимом Павиловым.  

28 февраля 2019

Благодарим Пресс-службу ОАО «ХК «Сибцем» за предоставление данного материала.  

Максим Павилов, начальник технического управления АО «ХК «Сибцем»

Максим Павилов, начальник технического управления АО «ХК «Сибцем»

– Максим Геннадьевич, что представляют собой неликвиды? Почему они скапливаются на предприятиях?

– Неликвиды – ненужные или непригодные для использования товарно-материальные ценности (ТМЦ). В нашем случае речь идет в основном о невостребованных деталях, которые «мертвым пластом» лежат на заводских складах.  Значительная их часть – наследие советского прошлого: действовавшая тогда централизованная система снабжения не учитывала реальных потребностей производств. Заводы получали оборудование и запчасти в избыточном количестве. А вот качество изделий было отменным, менять их часто не приходилось.

Справедливости ради нужно сказать: не все неликвиды появились на складах до перестройки. Многое «собирали» уже мы сами, когда, например, заказывали не ту деталь, восстанавливали старую запчасть, не отменяя поставки новой, переносили запланированные ремонты. 

– С чего началась работа по реализации неликвидов?

– Были сформулированы критерии их оценки. Главным стал срок хранения: по данным системы Axapta мы изучили историю каждой детали, находившейся без движения более двух лет. Почти все подобные ТМЦ оказались неликвидными. Однако есть и исключения. Так, венцы приводов печей, стоимость которых превышает 20 млн руб., по плану меняют раз в 10 – 15 лет, экстренно – еще реже. Тем не менее, заводы продолжают их хранить, потому что в случае поломки покупать новые очень долго и дорого.

Завершив анализ данных, мы оценили общую стоимость неликвидов в 321 млн руб. В мае 2016-го проект по их реализации согласовал Бюджетный комитет. После этого мы разработали и направили на предприятия типовое положение о реализации неликвидов. На цементных заводах, комбинате «Волна» и в компании «Сибирский бетон» создали специальные комиссии. В состав каждой вошли управляющий и финансовый директора, главные специалисты, представители службы внутреннего контроля. 

– Какие задачи перед ними стоят?

– Прежде всего, комиссия выявляет и идентифицирует неликвиды. Технические специалисты определяют их назначение, финансисты проверяют, числятся ли предметы на балансе. Затем необходимо понять, нужна ли данная ТМЦ предприятию и когда она потребуется. Если в ближайшие год-два, ее оставляют. В противном случае хранить запчасть не имеет смысла, выгоднее ее продать другому заводу холдинга или сторонней организации. В системе Directum запускается соответствующая заявка. «Собрав» необходимые согласования на месте, она поступает к нам. Сотрудники технического управления рассматривают возможность использования детали на активах «Сибцема». На финальном этапе каждую заявку утверждает исполнительный вице-президент компании.

Получив разрешение на продажу неликвида третьим лицам, специалисты предприятия размещают объявления в интернете, рассылают информацию всем, кого может заинтересовать наше предложение. Как правило, покупатель находится быстро, если же этот процесс затягивается, то цену невостребованной детали постепенно снижают. Бывает, со временем она сравнивается со стоимостью металлолома. Тогда ТМЦ проще сдать на переработку вместе с другими неликвидами, которые пришли в негодность.

Процесс выстроен максимально прозрачно, все его участники подходят к делу профессионально и ответственно. 

– Расскажите о первых результатах проекта.

– Их получили не сразу. Потребовалось время, чтобы на заводах поняли: неликвиды, захламляющие цеха и склады, – это живые деньги. Уже в 2017-м мы начали ставить перед активами планы по реализации неликвидов, что позволило сделать работу более эффективной.

С мая 2016-го по август текущего года проект принес «Сибцему» 300,5 млн руб. Предприятия продавали не только запчасти и оборудование, но и неликвидную недвижимость, старые металлоконструкции, многое другое. Обнаружились и неожиданные вещи. Скажем, «Топкинский цемент» владел свинокомплексом, а на комбинате «Волна» откуда-то взялись хлебопекарные печи, которые теперь помогают кормить вахтовиков золотодобытчиков на севере. 

– Когда продажу неликвидов остановят?

– С каждым годом план по их реализации снижается, в 2020-м проект завершится. Сумму, которую заработает холдинг, пока сложно оценить. Однако показатель в 321 млн, рассчитанный на старте проекта, будет превышен: мы нашли немало забалансовых вещей – неликвидов, не учтенных системой. Столкнулись и с абсурдными ситуациями. Уже упоминал, что в советское время запчасти приходили на предприятия в избытке. Однако каждый завод должен был «освоить» полученное – это строго контролировалось государством, и на производство нередко приезжали ревизоры из различных ведомств. В итоге люди просто выкапывали огромные ямы, куда сваливали ненужные детали, а затем демонстрировали проверяющим пустые базы оборудования. Около двух лет назад один из «старожилов» Топкинского цемзавода, отправляясь на пенсию, показал, где нужно копать. Чего только не обнаружилось в «гнилом углу», как прозвали его заводчане! Из ямы извлекли марганцовистые плиты, паковку, черный лом… То, что находится в годном состоянии, используем в производстве, остальное сдаем на переработку. 

– Место проданных неликвидов не займут новые?     

– Чтобы такого не произошло, мы ведем работу по формированию адекватной потребности. На разных стадиях процесса закупок определены точки контроля. Это поможет избежать ситуаций, когда приобретенные товары попадают на склад и превращаются в неликвиды.

Другой важный инструмент – применение постоянно действующей системы оборотного резерва запасных частей (ПДСОР), внедренной в 2016-м. Ее суть заключается в том, что для наиболее ответственных узлов – уникальных или имеющихся в единичном исполнении – предприятия закупают резервную сборку. При аварийной остановке мы не ищем запчасти на складе, не ждем поставок, а используем резерв. Оборудование возвращается в строй, ремонтники восстанавливают сломавшиеся детали и направляют в резерв их. Казалось бы, работа идет в разрез с установкой на реализацию неликвидов. Но на самом деле наличие резерва помогает избежать внеплановых закупок, приобретения деталей, качество которых может нас не устроить. 

Дарья САФОНОВА, пресс-секретарь АО «ХК «Сибцем»

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях