Логистический эксперимент (СИБУР внедряет функции 3PL-провайдера)

В начале 2011 года была начата трансформация системы внутризаводской логистики и складского хозяйства предприятий компании. В практику СИБУРа начинают постепенно внедряться функции 3PL-провайдера, то есть полноценного логистического партнера компании.

14 декабря 2011

Корпоративный журнал "СИБУР сегодня", ноябрь-декабрь 2011г. www.sibur.ru

 

Оne party logistics (1PL) или «логистика одной стороны» господствовала в мировой практике на протяжении 70–80-х годов прошлого века, когда компании решали все свои логистические задачи собственными силами. Эту эпоху сменили 2PL-подрядчики, которые приняли на себя элементарные логистические операции: транспортные или складские. Термин 3PL применяется для обозначения комплексного логистического обслуживания.

Функции 3PL-провайдера обширны и включают в себя не только прямую транспортировку, управление складированием, консолидацию отправок, экспедирование и другие базовые сервисы, но и услуги таможенного брокера, проектирование и поддержку информационных систем, переговоры о тарифах, консультационные услуги и другой логистический «апгрейд».

В начале 2011 года СИБУР начал проект по комплексной трансформации внутризаводской логистики и складского хозяйства своих промышленных предприятий. «Возникло желание отдать эту функцию на аутсорсинг. Основной вопрос: готов ли рынок логистических услуг удовлетворить потребность, сформулированную бизнесом? Иначе говоря, есть ли в России 3PL-операторы, готовые предложить компании качественный сервис в данной области», – обозначает проблему Галина Иванова, руководитель проекта внутризаводской логистики и складского хозяйства.

Оценка модели

Опыт аутсорсинга как такового компания уже накопила, в том числе сложный опыт, связанный с выводом на аутсорсинг функций питания и уборки. Но если недостатки в работе подрядчиков в этих сферах хотя и неприятны, но не сказываются на бизнесе немедленно, то область логистики прямо затрагивает отношения с клиентами, то есть зону формирования прибыли.

Исследование рынка логистических услуг показало, что 3PL-операторы в России уже работают, но преимущественно в сфере товаров повседневного спроса. В области производственной логистики рынок 3PL находится в зачаточном состоянии.

«Ритейл и промышленность – это сферы с разной ответственностью логистического сервиса, – рассуждает начальник управления внутризаводской логистики Александр Халтурин. – Если оператор привезет пачку муки не в 10 часов, а в 10:30, то заплатит штраф за простаивающую полку, и все. А вот если он не вывез продукцию с завода, это уже грозит остановкой производства».

Возьмем для примера цепочки предприятий СИБУРа. Шинники волгоградского «Волтайр-Прома», возможно, не станут держать у себя склад, если «Воронежсинтезкаучук» – а точнее, его 3PL-оператор – будет гарантированно поставлять им каждый день необходимый объем каучука. Все заинтересованы в том, чтобы уменьшать складские площади. Но в СИБУРе отдавать транспортную логистику (все, что «за воротами завода») оператору-партнеру пока не спешат. Риски транспортной логистики, как железнодорожной, так и автомобильной, в России по-прежнему очень высоки.

«В нашем не очень устойчивом пока бизнесе мы начинаем с простейшего, урезанного 3PL. А именно с того, что можно самим проконтролировать: с приемки продукции, обработки ее на площадке, хранения, фасовки, – рассказывает Галина Иванова. – Мы хотим посмотреть, насколько это жизнеспособная модель, поскольку в чистом виде в России мы ее еще не видели. Транспортную логистику рассматриваем, но только вторым шагом, уже после внутризаводской».

В фарватере  глобализма

Первый тендер по выбору 3PL-оператора СИБУР провел для «Тобольск-Полимера». Планируется, что в 2013 году, когда завод начнет работать, 3PL-оператор выстроит с нуля ту самую логистику, которая сейчас существует в Европе. Оператор заинтересован в проекте благодаря крупным объемам перевозок, а кроме того, в силу освобождения его от «социальных обременений». Если на действующих производствах логистический персонал будет переводиться к оператору, то в случае «Тобольск-Полимера» оператор сможет самостоятельно подобрать персонал.

Тендер показал, что крупнейшие европейские логистические компании меняют отношение к российскому рынку. «Год назад мы сделали закрытое конкурсное предложение нескольким зарубежным компаниям  – они отказались. А сейчас борются за контракт. Им понадобилось время для оценки перспектив российского рынка, – говорит Александр Халтурин. – Кроме того, их подгоняет конкуренция. Если не приходят компании первого эшелона, приходят компании второго. Как известно, логистика – такой бизнес, из которого очень трудно вытолкнуть конкурента, уже занявшего нишу, даже сделав более выгодное ценовое предложение». В тобольском тендере участвовали такие достаточно известные компании, как Schmidt, Kuehne+Nagel, InterBulk, «СовКомТранс», «СТС лоджистик».

У западных игроков пока есть определенное преимущество в подходах и ноу-хау. «У компании нет проблем с тем, чтобы погрузить продукт. Нам нужны новые технологии, новые компетенции. Поэтому мы всегда задаем вопрос потенциальным партнерам: вы можете минимизировать затраты и дать новые перспективы, новое развитие нашей складской логистике?  – говорит Александр Халтурин. – Когда ведешь переговоры с зарубежной компанией, то она сразу приходит с пакетом инициатив. Например, предлагает перейти с погрузки россыпью на контейнеры, на упаковку, а выгоду от экономии разделить либо полностью оставить заказчику». Внедрение ноу-хау, разумеется, поощряется. В соглашении о качестве сервиса (service level agreement), которое заключается вместе с договором, обычно проставлены ориентиры по экономии затрат  – по электричеству, по потерям продукции. Если оператор добивается оговоренных целей, то получает бонус, который в европейской практике, как правило, целиком уходит на премии сотрудникам оператора».

Цена и ответственность

Рентабельность бизнеса 3PL в Европе в пределах 8–12%. В России этот показатель составляет 25–30%, поскольку в стоимость услуг закладываются политические и экономические риски. Впрочем, статус «национального отраслевого чемпиона» в случае СИБУРа снижает эти риски.

СИБУРу партнерство с оператором дает возможность сконцентрироваться на своей основной деятельности. Кроме того, компания приобретает современные компетенции в логистике, в том числе ИТ. Появляется возможность соинвестирования в логистическую инфраструктуру, а также разделения рисков. С развитием сотрудничества риски с точки зрения оператора будут снижаться и маржа в России приблизится к европейскому уровню.

Зоны ответственности производителя и оператора будут четко разделены. Разграничение зависит от типа продукции. На некоторых предприятиях фасовочное оборудование будет находиться в зоне ответственности оператора. А на каучуковых предприятиях брикет будет поступать к оператору после фасовки. «Готовая продукция будет поступать оператору в управление только после получения сертификата качества. Сейчас этот процесс находится в стадии активного обсуждения, и я не исключаю, что здесь будут еще изменения», – отмечает Александр Халтурин.

Нетиповое решение

На «Воронежсинтезкаучуке» планируется тестирование модели. Около 60% продукции завода отгружается за рубеж. Уровень требований к сервису у Continental, Michelin, Nokian весьма высок. При этом к 2015 году предприятие планирует увеличить производственные мощности на 30%. С учетом этих факторов существующая складская инфраструктура уже не удовлетворяет компанию.

«На воронежской площадке в первую очередь развивали производство, а складские мощности – факультативно. Это уже сказывается на скорости и качестве отгрузки клиенту. Старые площади полностью заняты, и расширить их до нужного объема невозможно, поэтому одним из решений в данной ситуации было строительство новых складских площадей», – говорит Галина Иванова. До конца 2011 года на предприятии подготовят площадку под строительство нового современного складского комплекса емкостью 26 000 палетомест.

«Оператор сам построит склад, а мы обеспечим стопроцентную загрузку. Оператору это выгодно, так как не нужно ломать голову, чем загрузить склад. Такая практика, когда 3PL-оператор инвестирует в инфраструктуру заказчика, существует в мире», – комментирует Александр Халтурин. При этом заключается длительный контракт, в среднем на 10 лет, с фиксированной на год ценой за услуги оператора, затем он пролонгируется или заказчик выкупает у оператора остаточную (не компенсированную за срок действия контракта) стоимость склада.

«Проект трансформации сегодняшней логистики СИБУРа в современную систему управления материальными потоками будет расширяться и в конце концов охватит все заводы компании, – говорят эксперты департамента логистики. – Мы работаем более чем в 20 российских регионах и, вероятно, с другими крупными промышленными компаниями станем точками роста заводской 3PL-логистики в федеральном масштабе. Это будет интересный и сложный эксперимент».

Дмитрий Черников

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях