Олег Алексеенко

Сокращаем складские запасы: Опыт ЛАЭС

Оптимизация производственных запасов для ремонтно-эксплуатационных нужд  один из ключевых ПСР-проектов Концерна  «Росэнергоатом». На 30% необходимо сократить оборачиваемость запасов к 2017 г.  такую задачу поставил гендиректор ГК «Росатом» Сергей Кириенко перед электроэнергетическим дивизионом.

12 октября 2016
"Вестник ЛАЭС", август 2016

На Ленинградской атомной станции ответственным за данное направление подразделением является управление производственно-технологической комплектации (УПТК). О целях проекта рассказал начальник отдела планирования и экономики УПТК Олег Алексеенко.

— Олег Николаевич, почему возникла необходимость открыть данный проект?

— Это связано с тем, что на предприятиях Концерна «Росэнергоатом» накоплено большое количество запасов, которые никак не используются. Мы должны понимать, что складские запасы замораживают оборотные средства, что в конечном счете приводит к их неэффективному использованию. Именно поэтому такой ПСР-проект открыт в центральном аппарате Концерна «Росэнергоатом». Он реализуется на всех атомных станциях. Основная концепция: зачем покупать то, что не используется в производстве?

— С чем связано накопление материальных ценностей на складах?

— В первую очередь — с плохим планированием предстоящих работ в подразделениях, ведь, закупая запасные части или материалы, УПТК выполняет заказы цехов. При этом всегда находятся объяснения, почему то, что закупили, не используется. Мы предполагаем, что наш ПСР-проект, в котором задействованы все подразделения, где проводятся ремонтно-эксплуатационные работы, в результате приведет к правильному совместному планированию, обдуманному заказу закупок, а также к использованию того, что уже лежит на складе. Это сократит время ожидания закупки и сэкономит станционные средства.

— Кто задействован в данном ПСР-проекте?

— Учитывая важность направления, на Ленинградской АЭС руководителем проекта является директор Владимир Перегуда. В рабочую группу также входит его заместитель по общим вопросам Сергей Ефименко, руководители и работники УПТК, отдела подготовки и проведения ремонтов, планово-экономический отдел, управление закупок, а также представители всех основных производственных цехов. Подготовлен приказ, которым распределена ответственность между участниками за выполнение утвержденных планов по конкретному списанию каждой единицы запасов в производство точно в указанный срок. Заинтересованных много, поэтому данный ПСР-проект обязательно достигнет своей цели.

— Давайте поговорим о цифрах: на сколько надо снизить запасы?

— По состоянию на 1 января 2016 г. запасы ЛАЭС на ремонтно-эксплуатационные нужды составляли 518 млн рублей. Целевой показатель, который нам установил Концерн, — снизить запасы до 450 млн рублей до 2017 г. Амбициозный показатель составляет 314 млн рублей. Перед нами стоит достаточно сложная задача, но разработанные командой данного проекта планы позволяют максимально приблизиться к амбициозной цели до конца 2016 г.

— По методике, ПСР-проекты касаются какого-либо процесса. В чем заключается процесс для вашего проекта?

— Оптимизация процесса «запланировал — заказал — купил — использовал в производстве» заключается в грамотном планировании и использовании уже приобретенного. Цель — не превышать установленный лимит. Уменьшение хранимых товарно-материальных ценностей (ТМЦ), во-первых, увеличит объем оборотных средств Концерна, которые могут быть направлены на развитие. А во-вторых, если на складе лежит меньше ТМЦ, значит, требуется меньше места для хранения, меньше манипуляций на перемещение, уменьшаются трудовые и организационные затраты, то есть расходы, которые принято называть общим термином «расходы на хранение».

— Но ведь нельзя жить совсем без запасов, тем более производственному предприятию.

— Речь идет не о том, что запасов совсем не будет. На любом предприятии производственные запасы делятся на неснижаемые и оперативные. Для каждых есть свои установленные нормы и лимиты. Если упростить объяснение, то неснижаемые запасы должны быть на случай экстренной необходимости, а оперативные предприятие может использовать в процессе ежедневной работы, но они все время должны пополняться и при необходимости корректироваться. Нужно, чтобы запасы для текущей эксплуатации были востребованы сегодня, а не откладывались в долгий ящик. Если приобретенное оборудование не использовано вовремя, его «срок годности» истекает, оно устаревает, и с этим что-то надо делать: либо продавать, либо списывать — а это опять трудовые и организационные затраты.

— Каким образом будут уменьшаться запасы?

— Здесь два основных пути — использовать то, что уже имеется на складах, и продавать то, что не востребовано нашими производственниками. Но есть и еще один путь — не покупать ненужное.

— Не купить, то есть отказать в заказе подразделению?

— В какой-то степени да, но, предложив то, что уже есть на складах, чтобы эффективно использовать все имеющиеся ресурсы. Частично пойдем по пути реализации невостребованных ТМЦ. Но надо понимать, что, как в любой сфере экономических отношений, то, что нами закуплено какое-то время назад, трудно продать за ту же цену, да и покупателей найти нелегко, тем более что «товар» у нас, как правило, особый. Во-первых, время прошло, запчасть лежала. Во-вторых, атомная станция — не специализированная организация по производству и продаже, например, запчастей или оборудования. Потери в цене могут достигать 60 % и даже больше. Как с покупкой автомобиля: выехал за пределы автосалона, и машина стала сразу на 20 % дешевле. При этом покрытие убытков, то есть разницы между закупочной и продажной ценой ТМЦ, Концерн обеспечивает за счет своей прибыли. Поэтому такой путь — не самый лучший вариант избавления от запасов ТМЦ и точно не основной.

— А сколько номенклатур продукции ЛАЭС продает из своих запасов?

— Был период, когда в списке числилось около 600 позиций. В этом году планируем выставить на реализацию 260 позиций.

— Как происходит процесс реализации?

— Реализацию, как и закупку, мы проводим через электронные торговые площадки. Но сначала оборудование будет предложено цехам и подразделениям ЛАЭС и другим атомным станциям, тем, кто в своей деятельности может его использовать. Если от данного оборудования отказываются все цеха и АЭС, мы выставляем его на техническую оценку и реализацию. Предварительно делается независимая оценка, сколько это оборудование стоит на рынке. И только после этого станция обращается в центральный аппарат, так как владельцем имущества является Концерн «Росэнергоатом», и либо получает разрешение на реализацию товара, либо нет. То есть путь реализации тоже затратный и по средствам, и по времени, и по трудовым ресурсам: слишком много надо подготовить и выполнить операций и процедур. Реализация — не самый лучший выход. Самый лучший порядок работы: купил — использовал.

Валерия Никитина

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях