Неподкупные закупки: опыт КАМАЗа

Из современных материалов конструкторы уже создали совершенно прозрачный автомобиль – эти модели можно увидеть на мировых автомобильных выставках. Чтобы проследить, как автомобиль рождается на свет, призваны электронные системы. Наш сегодняшний собеседник – заместитель генерального директора ОАО «КАМАЗ» по закупкам Рустам Шамсутдинов озабочен прозрачностью иного рода: его кредо – ясность и понятность взаимоотношений.

10 апреля 2013
газета "Вести КАМАЗа", апрель 2013г.

В октябре прошлого года Рустам Данисович возглавил новый блок, который для минимизации затрат и оптимизации процессов объединил в себе Центр закупок (бывший ДЗиЛ) и ООО «СТФК «КАМАЗ». Первый вклад в копилку по снижению затрат: только за три месяца наступившего года за счет снижения поставщиками цен в адрес Центра закупок сэкономлено более 420 миллионов рублей.

– Рустам Данисович, руководством «КАМАЗа» было принято, скажем так, нетривиальное решение об объединении в один блок структур, исторически никогда не живших под одной крышей. В чем, на ваш взгляд, его главный эффект?

– В объединении есть своя логика: ведь поставщики комплектующих на ГСК и поставщики запасных частей для потребностей нашей фирменной дилерской и сервисной сети – практически одни и те же «лица»! Рост объемов контактов обеспечивает нам уже другой, усиленный статус. Это одна составляющая. На мой взгляд, вычленение в отдельный блок дало также возможность более пристально, буквально под лупой, проанализировать работу каждого сотрудника. И стало понятно, что перемены требуются немедленно. Было как? Бросив все силы на скорейшее решение проблем конвейера, снабжение его всем необходимым, закупщики практически не имели времени на переговоры с поставщиками. Сейчас внутри блока я вижу свою задачу в создании, так сказать, людей двух типов: «оперативников» – тех, кто предметно следит за поставками на конвейер, и «переговорщиков».

– Снижение затрат за счет снижения цен поставщиков всегда было одним из приоритетов структуры «КАМАЗа», занимавшейся закупками. В чем принципиальная новизна нынешних методов работы? И как при этом удается балансировать на доске «цена – качество»?

– Новизна в том, что мы используем современные инструменты закупщика – тендеры (они проводились и прежде, но далеко не всегда были прозрачными) и использование определенной формулы, влияющей на распределение объемов поставок. Помимо цены и качества, в ней содержатся коэффициенты, которые влияют на ритмичность поставок, дают возможность развития. У нас достигнута договоренность и создана «тройка» – группа по определению проектной цены. Ее состав – конструктор – закупщик – экономист. Уже на стадии проектирования, конструирования определяется, сколько может стоить та или иная деталь...

– Несколько лет назад уже была идея внедрить такую систему, которая, если я правильно помню, называется «Таргет костинг»?

– Да, верно. Так вот, конструктор определяет, закупщик-маркетолог проверяет состояние рынка по данному продукту, экономист подключается, когда речь заходит о нормативах.

Это приводит к тому, что проектная цена становится выполнимой – и при этом прозрачной. Прозрачность – основное правило, которое я ввожу в блоке закупок. Еще один новый инструмент – казначейство, которое внедряем совместно с департаментом финансов. Главная «фишка» – в том, что мы гарантируем своевременные платежи поставщикам. Ответный шаг – исключение ими из цены своего изделия (компонента, материала) финансовых рисков.

– То есть вы стремитесь убедить, что не нужно страховаться от неплатежей?

– Да, наша цель – заслужить доверие поставщика. Взамен хорошей цены. Цель всех этих инструментов – оптимизация именно цены, но никак не качества.

– ?!

– Мы уже «диктуем» качество в наших условиях, оно заложено в чертежах, встроено в процесс.

– Выходит, традиционные методы работы с поставщиками себя исчерпали?

– Почему же? Минимизация затрат и оптимизация процессов закупки осуществляются также за счет заключения прямых договоров с заводами-производителями. Посредники были всегда, но время тех, кто, не добавляя никакой ценности товару, просто перепродавал его с бешеной наценкой, заканчивается. Мы исключаем их из цепочки закупок. Очень странно видеть автомобиль, по цене приближающийся к hi-tech, но по сути таковым не являющийся. При этом партнеров, едва сводящих концы с концами, я просто не встречал. А вот обнаруженный мною «рекорд» заслуживает упоминания: 300% «накручивала» при перепродаже фирма «КамЗААЦ». Года три...

– Может, и саму «золотую» деталь стоит назвать «по имени»?

– Глушитель тормозного крана.

– В чем, по-вашему, причина того, что ряд предприятий отказывается работать с «КАМАЗом» напрямую?

– Есть причины экономического характера, но в целом – боятся прозрачности в отношениях. И в этом смысле наша цель – предоставить для прямых контрактов с «КАМАЗом» все условия. Единственное, о чем бы мне еще хотелось сказать, – это то, что успех всех поставок зависит от точности планирования.

– Оказывает ли какое-либо влияние при формировании политики закупок система Комплаенс?

– Это закон цивилизованности и прозрачности, по которому должны жить все, который в итоге действительно помогает справиться со всеми факторами риска. Для меня Комплаенс – важнейший фактор влияния: как на поставщиков, так и на своих «внутренних» менеджеров. Последние, конечно, «зажаты» Комплаенсом – однако при этом мы разработали специальную систему вознаграждений: за хороший труд закупщик будет получать их вполне законно. Дабы исключить искушение кое-что «добрать» неправедными методами. Эту идею Сергей Анатольевич Когогин поддержал сразу же.

Ольга Ерашова

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях