Новый характер конкуренции (О форуме поставщиков атомной отрасли)

Системная работа с поставщиками - важный элемент в повышении конкурентоспособности "Росатома". Несмотря на все сложности, связанные с использованием отраслевого стандарта закупок, эффект от его внедрения уже налицо.

08 февраля 2013

Несмотря на Фукусиму, новые атомные станции продолжают строиться. По оценкам «Росатома», в ближайшие десятилетия в мире будет сооружаться примерно 400 новых блоков. Госкорпорация претендует на пятую часть от этого заказа. Однако соперничать с другими игроками рынка будет крайне сложно, если не обеспечить нормальных сроков строительства и сравнительно невысокой стоимости. Как этого добиться, обсуждали на форуме поставщиков атомной отрасли «Атомекс», который проходил 12–14 декабря в Москве.

Двери открыты

Привлечение новых поставщиков в отрасль – ключ к победе в нарастающей конкурентной борьбе на мировом рынке. Пусть с позиции конкретного предприятия эхо битвы за новые заказы на строительство АЭС, которую ведет «Росатом», слышно не всегда. Тем не менее конкуренция становится все жестче.

Уже через пять – семь лет основными нашими соперниками станут китайские и корейские компании, стремящиеся выйти на международный рынок, убеждены в «Росатоме». К слову, корейской KEPCO это уже удалось: она получила контракт на строительство АЭС в Объединенных Арабских Эмиратах. Преимущества таких игроков в сроках и цене. Например, корейские атомщики у себя в стране строят АЭС в точно заявленный срок, а китайские компании могут экономить деньги заказчиков, например, за счет локализации производства оборудования для АЭС. «Это дает сразу минус 20–30% от стоимости», – подчеркивает генеральный директор «Росатома» Сергей Кириенко.

Итак, новые конкурентные условия задают высокие требования к организации поставок оборудования и услуг внутри самой госкорпорации. «Для нас принципиально важно качество, себестоимость и сроки поставок, – подчеркнул Кириенко, добавив, что единственным механизмом тут является конкуренция: – Наши двери должны быть открыты. Любой поставщик, способный обеспечить поставку качественной продукции для предприятий «Росатома», должен иметь такую возможность».

Тонкая настройка

Что изменилось в системе закупок за последнее время? Прежде всего, завершилась автоматизация закупочной деятельности, которая призвана облегчить жизнь поставщикам и заказчику. В электронный формат перешел весь процесс – от планирования и проведения закупки до заключения договора. Правда, это касается не всех контрагентов. Так, производители металлов, например, отказываются принимать участие в электронных торгах, посетовал глава госкорпорации. «Росатом», в свою очередь, хочет работать напрямую, а не через посредников, так что именно с этой группой поставщиков торги будут происходить по старому, «бумажному» образцу.

Расширен перечень документов, которые можно дозапрашивать. До последнего времени действовало правило: если какого­то документа нет, поставщик выбывает. Иногда доходит до абсурда. Коммерческий центр ТВЭЛ проводил конкурс, один из участников дал цену на 30% меньше, но не приложил копию документа об одобрении сделки с заинтересованностью. И формально был отстранен. Выиграл другой поставщик с более высокой ценой. «Но ведь нет вопросов по качеству и цене, копия документа может быть принесена. Сделали поправку – теперь такие документы можно дозапросить», – говорит глава «Росатома». Сергей Кириенко призвал поставщиков активно выражать свою позицию, если есть подозрение в нечестной игре или обнаружена какая-то проблемная точка.

Отраслевые заказчики зачастую выставляют необоснованные требования, пытаясь ограничить конкуренцию, подыгрывая конкретному поставщику. В качестве примера Сергей Кириенко привел конкурс на организацию питания для атомных станций. В условиях закупки было зафиксировано, что опыт поставщика должен быть подтвержден наличием соответствующей инфраструктуры в городе предоставления услуг, а также справок Санэпидемнадзора и ФМБА, подписанных соответствующими органами того же города. «Но в таком городе всего одна станция, и такие справки могут быть только у того, кто уже обеспечивает питание. Иначе их просто не собрать никогда. В итоге получается очевидное издевательство над здравым смыслом», – поясняет глава «Росатома».

Напомним, традиционная закупка учитывает не только стоимость, но и другие параметры, в частности наличие опыта. Каждый фактор имеет свой вес в итоговой оценке, по их совокупности и выбирается победитель. Максимально возможный уровень учета оценки за наличие опыта должен быть регламентирован, считает Сергей Кириенко. Например, для оборудования – 10%, для строительно-монтажных работ – 5%. В противном случае компания с опытом будет стремиться завысить стоимость своих услуг и все равно одержит победу. Цена вопроса выливается порой в миллиарды рублей.

Вот еще один пример. Проводился конкурс на поставку систем контроля состояния металла для Нововоронежской АЭС. Несколько поставщиков были отклонены как не имеющие опыта, а выиграло отраслевое предприятие «НИКИМТ­Атомстрой» с ценой 2,217 млрд рублей. Однако от других поставщиков поступило много замечаний по условиям закупки. «С точки зрения конкурсной документации других поставщиков отклонили правильно, а с точки зрения здравого смысла – нет. Пришлось мне принимать решение. Отменили конкурс, провели заново, выиграла компания «Евротехэнерго» с ценой 1,368 млрд рублей», – отметил глава «Росатома».

Правда, Сергей Кириенко тут же оговорился: в такой специфической отрасли, как атомная, нельзя ориентироваться только на стоимость. И посоветовал учиться у зарубежных коллег – проводить аттестацию оборудования и поставщиков заранее.

Сохранить репутацию

Стандарт закупок совершенствуется, вслед за ним пытаются изобрести новые методы обхода правил и участники процесса. Например, иногда поставщиков начинают гонять по кругу согласований. «Проектный институт говорит: договор подпишу, но сначала договорись с «Гидропрессом» и «Росэнергоатомом», – привел еще один факт глава «Росатома». Так, по его словам, согласование договора по закупке шлюза персонала для Балтийской АЭС заняло восемь месяцев, при том что поставщик ничего не нарушил. Выход один: надо увеличивать ответственность генподрядчика.

Еще один способ, которым пользуются недобросовестные поставщики, – завалить отраслевые предприятия потоком жалоб. Не так давно, например, прошел конкурс по поставкам систем контроля металла. Победитель выиграл с очень достойным преимуществом по цене. А проигравшие в ответ что только не вытворяли, чтобы отменить итоги конкурса, отмечает Сергей Кириенко. Были организованы письма от посольств Швеции, Германии и Испании, обращения от аппарата правительства и всевозможных контрольных организаций. «Если кто­то думает, что организацией письма от какого­нибудь уважаемого органа вы что­нибудь поменяете в системе закупок, то он ошибается. Вы только сформируете себе репутацию недобросовестных людей», – подчеркнул глава «Росатома». «Мы конечно все проверим. Если по итогам проверки выяснится, что заказчик неправ, он будет наказан. Если выяснится, что было сознательное введение в заблуждение, не обижайтесь», – добавил он.

Компания «Следящие системы» проиграла конкурс на работы по преднапряжению защитной оболочки Балтийской АЭС и выдала в итоге целый набор жалоб на организацию закупки. Ничего не подтвердилось, «Атомкомплект» подал в арбитражный суд иск о защите чести и деловой репутации, решением суда был признан оклеветанным, а ответчик выплатил штраф. Пусть сумма невелика. В перспективе «Росатом» будет по таким фактам предъявлять и издержки, связанные со сдвигом сроков выполнения работ, пообещал глава госкорпорации. Ведь каждая жалоба откладывает подписание контракта.

Завтрашний день

Какие нововведения предстоят в ближайшем будущем? Идет работа над типизацией оборудования, чтобы сократить количество закупочных процедур. В настоящее время в год проходит 35 тыс. процедур. Этот объем можно сократить как минимум вдвое, уверены в «Росатоме». Вот пример. Несколько организаций провели 17 закупок на одно и то же оборудование, победили семь поставщиков, цена – от 5,5 до 12 тыс. рублей за штуку. Хотя вроде бы все конкурсы были одинаковые. «Поставщикам будет даже удобнее. Не надо отлавливать все конкурсы – достаточно выйти на один, победить и получить большой контракт», – сказал Сергей Кириенко.

Готовятся также типовые технические задания. Будет развиваться реестр исполнения договоров. Пока такая работа проведена только на уровне госкорпорации, в I квартале 2013 года добавятся «Росэнергоатом» и ТВЭЛ, со второй половины следующего года поэтапно будут выводиться в онлайн данные всех отраслевых организаций. Это позволит тем, кто проиграл в конкурсах, отследить реальное исполнение договоров и учесть этот опыт в дальнейшем.

Продолжатся регулярные встречи руководства «Росатома» с поставщиками. Такой формат также позволяет выявить примеры некорректного поведения отраслевых компаний. Например, торговый дом «Оборудование» выиграл конкурс на поставку для Нововоронежской АЭС, но не уложился в сроки. Договор расторгли, предъявили санкции. Однако в результате выяснилось, что это заказчик заложил заведомо нереалистичные сроки, стремясь подыграть одному из поставщиков. Отыграли обратно, никаких претензий к поставщику оборудования нет. Зато три руководителя «Атомэнергопроекта» – замдиректора по сооружению объекта, начальник отдела технического сопровождения процедур и начальник бюро проектирования – уволены или отстранены от занимаемых должностей.

На начало года у «Росатома» было порядка 12 тыс. поставщиков. Сейчас прибавилось еще 5 тыс. новых. Такую статистику привел директор департамента методологии и организации закупок «Росатома» Роман Зимонас. «Мы стараемся создать максимально комфортную систему для добросовестного поставщика», – подчеркнул Сергей Кириенко. Глава «Росатома» уверен: именно такой подход позволит госкорпорации стать глобальным технологическим лидером.

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях