Центральный арбитражный комитет

Центральный арбитражный комитет: Фемида «Росатома»

Центральный арбитражный комитет (ЦАК) разбирает споры между поставщиками и закупщиками атомной отрасли уже три с половиной года. Что изменилось за это время и какие задачи предстоит решить, члены комитета обсуждали на отраслевом совещании.

05 сентября 2013
"Страна Росатом", август 2013г.

– На заседаниях у нас кипят эмоции. Например, в начале года представители градообразующего предприятия, участвовавшего в закупке, но проигравшего конкурс, обжаловали итоги, – вспоминает председатель центрального арбитражного комитета Павел Тихомиров. – Победила другая компания с ценой всего на 2% ниже, но якобы у них не было патента на производство закупаемой продукции. Стали разбираться. Оказалось, что необходимый сертификат на продукцию представлен, заявка полностью соответствует требованиям документации и жалоба необоснованна. Проигравшие говорят: как же так, мы единственные обладаем технологией и патентом; мы так рассчитывали на этот заказ, и наш градообразующий завод останется теперь без загрузки. Но это конкуренция, это рынок. Быстро находятся предприятия, которые разрабатывают свою технологию и разворачивают производство. Мы не благотворительная организация, не вытираем слезы, и наша задача – рассматривать подобные случаи объективно. Законы конкуренции никто не отменял. Хотя есть и примеры, когда жалоба необоснованна, но в закупке мы находим достаточно нарушений, чтобы отменить саму процедуру.

Превентивные меры

Центральный арбитражный комитет был создан в «Росатоме» в 2009 году для выявления и предотвращения нарушений в сфере закупок. ЦАК стал, по сути, досудебной инстанцией для рассмотрения споров. Свою эффективность он уже доказал. «Мы выстроили квазисудебную систему, в которой есть суд первой инстанции – ЦАК, и есть апелляционный орган – контрольная комиссия», – говорит Павел Тихомиров.

Работа комитета позволяет экономить огромные средства. Вот один из примеров: проводилась закупка на 950 млн рублей, выиграл участник приблизительно с такой же ценой контракта. Но в ЦАК поступила жалоба, и проверка показала, что заявку компании с более низкой ценой отклонили необоснованно. Результаты аннулировали, провели заново аукцион. В итоге удалось сэкономить порядка 100 млн.

Даже громкие разоблачения, связанные с финансовыми махинациями в «РосРАО» и «Гидропрессе», когда по итогам финансовых проверок под следствием оказались генеральные директора Алексей Вотяков и Виктор Мохов, начинались с обращений на уровне ЦАК. «Да, это был имиджевый удар по отрасли, – признает наш собеседник. – Но мы вынуждены об этом говорить, потому что отправной точкой расследования послужили жалобы в комитет».

Эти события побудили аудиторов пересмотреть механизм проведения проверок в госкорпорации. Раньше, объясняет председатель ЦАК, все проверки были функциональные – социальная сфера, трудовое законодательство и так далее. Сейчас в каждую отдельным пунктом вынесена закупочная деятельность.

В настоящий момент комитет проводит анализ причин, которые влекут за собой нарушения. «Наказание виновных – это последствия. Санкции применяются к тем лицам, которые уже что-то совершили. А нужны действия, чтобы злоупотреблений в принципе не могло быть. В ближайшее время мы уделим больше внимания разработке профилактических мер», – говорит Тихомиров. К слову, при выявлении системных причин нарушений используются методы ПСР.

Пути развития

Количество поступающих в ЦАК жалоб ежегодно удваивается. Это настоящая проблема для сотрудников отдела, обеспечивающего работу комитета, ведь их самих больше не становится. В конце концов было принято решение формировать аналогичные подразделения на уровне дивизионов. В 2012 году были созданы арбитражные комитеты в концерне «Росэнергоатом» и топливной компании «ТВЭЛ». Тогда на них приходилось почти 50% всех обращений. «Сейчас статистика остается такой же. Количество жалоб, которые рассматривают эти два арбитражных комитета, вместе составляет столько же, сколько рассматривает центральный арбитражный комитет», – комментирует цифры Павел Тихомиров.

Эта практика, возможно, распространится и на другие дивизионы. Все зависит от статистики. «Наша функция не является доходной, – продолжает председатель ЦАК, – а для создания новых затратных структур нужно серьезное обоснование. Хотя предпосылки для организации арбитражных комитетов внутри других дивизионов есть».

Рост количества жалоб в этом году связан также с тем, что компании успели разместить порядка 60–70% годового объема закупок в первом и втором кварталах. «Если посмотреть статистику за май – июнь, видно, что сумма заявлений ниже, чем в аналогичном периоде прошлого года. Это позитивная тенденция. В 2010 году доля обоснованных жалоб составляла 60% от общего числа рассмотренных, в 2011 году – уже 54%, в 2012-м – 53%, а сейчас – меньше половины. Я считаю, это достижение», – отмечает Павел Тихомиров.

Еще один сектор пристального внимания контролеров – программа реструктуризации непрофильных активов. Риск нарушений в этой области не меньше, чем в закупках. Пока комитет рассмотрел всего одну жалобу. Но не исключено, что по мере реализации программы их будет больше. ЦАК к этому готов, уверяет руководитель комитета.

Уйти от бумаги

Результаты рассмотрения всех жалоб теперь публикуются на официальном сайте закупок «Росатома». По словам Тихомирова, это сразу же повысило вовлеченность участников торгов – раньше они не понимали, почему комиссия начинает пересматривать тот или иной завершенный аукцион. Теперь видно, какое решение принято по каждой закупке, какие результаты подлежат обжалованию, какие – отмене.

В этом году ЦАК планирует полностью уйти от бумажного документооборота – использовать только электронный. Павел Тихомиров приводит в пример чужой опыт: «Хорошая практика у гражданских арбитражных судов: на сайте публикуются дата и место рассмотрения иска, заседания, и стороны обязаны следить за сайтом. Это значительно снижает документооборот. Мы пошли по тому же пути. Сообщаем не только о самой жалобе по процедуре, но и время, место рассмотрения и результаты».

К концу года ЦАК планирует интегрировать в автоматизированную систему закупок госкорпорации программу, с которой сам сейчас работает. Это позволит закупщикам увидеть список жалоб, находящихся на рассмотрении. «Мы хотим создать электронную библиотеку всех решений арбитражных комитетов, к которой смогут обращаться закупщики, проверяя правильность своих действий, – добавляет глава ЦАК. – Это повысит открытость деятельности комитета и, надеюсь, сократит повторяемость нарушений».

Иван Моргунов

Начать обсуждение


СеминарыВыставкиКонференции
UP-PRO в сетях