Мартин Пилецки, ТНК-ВР: Информационные технологии не самоцель, а средство развития человека и бизнеса

Информационные системы создаются не ради имиджа «самой продвинутой компании  в мире». ИТ должны обеспечивать развитие бизнеса – вот лозунг Мартина Пилецки, Вице-президента по информационным технологиям (CIO) ТНК-ВР.

14 сентября 2011

«Твоя Компания», журнал ТНК-ВР, сентябрь 2011г. www.tnk-bp.ru

 

Информационные системы создаются не ради имиджа «самой продвинутой компании  в мире». ИТ должны обеспечивать развитие бизнеса – вот лозунг Мартина Пилецки, Вице-президента по информационным технологиям (CIO) ТНК-ВР.

 

- В ТНК ВР работают и постоянно развиваются информационные системы. Требуют ли они какой-то специальной подготовки сотрудников?

- Роль ИТ в нашем мире постоянно изменяется. В 80-х годах это была эзотерика и магия. Серьезные, важные люди в белых халатах сидели у огромных машин в больших залах. Чтобы попасть туда, надо было получать особое разрешение, или быть специалистом, которые знает их птичий язык и способен с ними общаться.

В 90-х годах началась эра персональных компьютеров (PC). ИТ стали услугой. Поначалу PC были дорогими, недоступными для широких масс. Но появилась индустрия, которая сделала ИТ прозрачными и легкими в использовании. После небольшого обучения, любой человек мог научиться создавать на компьютере документы и играть в игры.

Третий этап – время интернета. Появилось огромное количество услуг, которые мы получаем через компьютер. Пришла новая волна либерализации ИТ. Сегодня маленькие дети работают с ай-фоном, даже не изучая руководство пользователя. Миллионы людей активно пользуются интернетом и социальными сетями. Время, когда компьютерщики обладали «священным знанием» закончилось.

К сожалению, в корпорациях дело обстоит немного иначе. Многие еще думают, что системы, например, SAP, требуют гигантских знаний, навыков и больших затрат. Но производители и поставщики таких информационных систем создают новые платформы, работа с которыми также проста, как вход в Твиттер. Мир приложений меняется, меняется мэйнстрим, и ИТ, трансформируясь, все активнее входят в бизнес.    

- Можно ли говорить о степени развитости ИТ в разных отраслях бизнеса?

- Сегодня ИТ играют важную роль для компаний, работающих на потребительском рынке. Там, где требуется общение с клиентами, где жесткая конкуренция, где требуется масс-маркетинг. Это телекоммуникации, банки, мульти-медиа и т.п. Если говорить о нефтяной отрасли, здесь роль ИТ пока традиционная. Обычно добыча нефти выглядит так: скважина, насос, минимум датчиков, много ручного труда по сбору данных. Но уже сейчас есть новые технологии – это активные датчики, платформы для сбора и анализа бизнес-данных о добыче, о давлении в пластах, о количестве поступающей в трубу нефти, о работе насосов. Все эти данные мы можем снимать с помощью автоматов. Вопрос в одном: комплексная автоматизация нефтяного бизнеса – практически новая отрасль, не имеющая пока типовых решений. Концепт еще не проработан как индустриальное решение. Многие компании чувствуют, что могут получить здесь бизнес-преимущество. Есть два-три решений готовых на 60-70%, которые можно купить на рынке, но за очень большую цену. 

- Каково место ИТ в ТНК-ВР?

- Для блока РиД наша цель создать системы, работающие на месторождениях и  позволяющие  снизить  участие  людей  в  сборе  данных  и  повысить  автоматизацию производственных процессов. Но надо понять конкретно для нашей Компании,  насколько  эта  автоматизация  снизит  затраты,  насколько  прозрачными будут данные, которые мы будем таким образом получать от регионов. Мы  создаем  команду,  цель  которой  не  только  создать  прототип  такого  решения, но и развернуть его на все регионы, где работает наша Компания. Такое промышленное  решение  должно  привести  к  значительному  снижению  затрат. Это большая задача. Но у блока РиД есть хороший опыт, есть эксперты, есть свой  «мозговой  центр». И мы  готовы  доложить  бизнесу  реальные  эффекты внедрения ИТ.

Другая сторона нашей деятельности – даун-стрим – информационное обеспечение переработки и торговли. Есть конечный продукт – бензин и масла, которые мы продаем потребителям на АЗС. И здесь требуется автоматизация и контроль всех процессов продаж. Есть на наших АЗС магазины, торгующие товарами первой необходимости. И здесь такие же стоят задачи. Кроме того, есть карты лояльных клиентов и другие способы мотивации потребителей. И все это требует учета и контроля.

То же можно сказать и о нефтеперерабатывающих заводах. Здесь тоже огромное количество данных, которые  требуют обработки. Там идут  сложные процессы, также требующие контроля и повышения прозрачности. Проблема для нас заключается в том, чтобы сопоставить наши затраты и получаемые результаты. На самом деле, наше руководство не интересуют ИТ сами по себе. Их интересует, какую они дают прибыль, насколько ИТ реально помогают достижению  бизнес-целей  Компании. Никто  не  требует  создавать ИТ-системы  ради имиджа  «самой продвинутой компании в мире ». ИТ должны обеспечивать развитие бизнеса Компании – вот мой лозунг. И наша команда должна найти самый оптимальный путь использования инвестиций, которые акционеры вкладывают в ИТ.

Мы работаем с известными брендовыми решениями, такими как SAP, с другими системами документооборота. Они используются в ВР и других крупных нефтяных компаниях. Но их невозможно просто скопировать в другой стране.

Если вы зададите вопрос, тратим ли мы оптимальное количество денег на ИТ, точного ответа я не дам. По  затратам на ИТ ТНК-ВР находится  среди  эффективных лидеров нефтегазовой отрасли. И мы могли бы говорить себе, вот какие мы хорошие и спокойно спать. Но это очень опасно. И если мы успокоимся, мы можем потерять свои преимущества. Я считаю, что надо постоянно искать баланс между инвестициями и результатом. 

- Какова задача ИТ – сделать все процессы от добычи до продажи прозрачными?

- Если бы я был профессором кафедры автоматизации, я бы ответил – да. Но это не цель. Я считаю, что надо в первую очередь сконцентрироваться на добыче нефти. Если не будет добычи, нечего будет перерабатывать. Поэтому мой приоритет – обеспечить успешное быстрое внедрение проектов «интеллектуального месторождения будущего». Какие процессы дальше надо автоматизировать, это пока бизнес-кейс, который надо решать. Если мы найдем, что ИТ-решение принесет конкретный эффект, который можно измерить более высокой эффективностью  труда, повышением качества продукции,  соответствием  стандартам Ростехнадзора,  тогда надо внедрять. Ведь  это все можно просчитать и доказать. Но автоматизация, повторяю, не самоцель. 

- Помогают ли ИТ в борьбе с коррупцией?

- В рейтингах коррупционности Россия  занимает низкие места. Это объективный факт, с которым трудно спорить. С 2001 по 2008 годы я работал в Альфа-групп, и считал ее островом успешной борьбы за добросовестность сотрудников, где у всех, от менеджеров до простых сотрудников было высокоразвитое и сильное чувство добросовестности, понимание, что разрешено, а что не разрешено. Это не значит, что не было проблем. Когда в компании много людей, нанятых на рынке, неизбежно появляются те, кто склонен к преступлениям. Могу сказать, что мои ощущения по ТНК-ВР после короткого опыта работы похожи на предыдущий опыт, и я этому рад!

А если говорить об ИТ, то роль их значительная: строить стандарты автоматизации и приносить прозрачные решения. Есть схема прохождения данных – точка входа, точка консолидации, шаблоны соединения этих точек. В результате система может выдать сигнал о том, что в каких-то процессах обнаружены нарушения. Большинство преступлений в современых корпорациях происходит или транслируется через ИТ-системы.

Коррупция – это не только проблема России. Но я могу утверждать на опыте предыдущей работы, что в Европe проблема борьбы с коррупциeй сейчас стоит как гораздо более высокий приоритет, чем десять лет назад. Думаю, что это связано с падающим моральным климатом, люди теряют представления о том, что дозволено, что нет. 

- Почему вы вернулись в Россию?

- Точного ответа не дам. Нет ни одного фактора, который мог бы быть решающим. В прошлое пребывание в России я помог создать очень хорошую команду в Альфа-групп. Сейчас многие из этой команды – в топ-менджменте крупных компаний и банков. Уезжая из России в 2008 году, я задал себе вопрос: способен ли я как менеджер добиться хорошей позиции в западной компании, или я полностью потерян для этого рынка? Я этого достиг, мне удалось там осуществить проект, в успех которого мало кто три года назад верил. Для меня это событие было вершиной моей работы в сфере, которой я отдал 17 лет. Но теперь я хотел бы понять другие индустрии. Мне всегда был интересен мир индустриальных компаний. ТНК ВР – большая компания, где я могу приложить свой опыт. Уверен, что наша Компания будет играть еще более значительную роль в мировой нефтегазовой отрасли. Много было причин для возвращения. Соскучился по друзьям. И было личное предложение от Германа Хана. Он попросил меня привнести в Компанию свой опыт. Это для меня очень важно. 

- Иногда пишут в прессе, что ИТ находятся в некотором раздумье, в застое, в ожидании будущего нового скачка. Каким должен быть следующий этап развития ИТ?

- Есть правило: на знании прошлого вы не можете предугадать будущее. Мир слишком непредсказуем. Для тех, кто задумывается об этом, я рекомендовал бы книги английских писателей Дэвида Гамильтона и Нэйла Стефенсона (например, роман «Алмазный век»). Это физики и математики, которые пишут о своем видении мира через 50 лет. Над Жюлем Верном смеялись, когда он в своих книгах описывал самолеты и подводные лодки. Но прошло полвека, и люди увидели, что фантазии эти сбылись. Сейчас тоже есть писатели-фантасты, чьи книги могут у кого-то вызвать недоверчивую улыбку.

 Я думаю, что новым порогом технологий, будущим новым скачком будут биотехнологии. Это будет не что иное, как симбиоз ИТ и живой ткани. ИТ-компании уже создают новые устройства и патенты, связывающие человеческий мозг и компьютер. Представьте, у вас на ладони лежит мобильник, считывающий номер из вашей головы. Или компьютер воспринимает не ваш голос, а ваши мысли. И дети не учатся в школах, потому что получают знания не со слов учителя, а другими способами.

Другое направление – нанотехнологии. Оно приведет к созданию приборов, работающих на молекулярном и атомном уровне. Это будет гигантским шагом вперед. Но это будет и гигантской угрозой существующему миру. У всех новых достижений есть и обратная сторона.

Но я в будущее смотрю с надеждой. И я верю, что люди поймут: ИТ – не цель, а средство развития человека. Будет ли создан искусственный интеллект – не знаю, это слишком далеко. Но уверен, что в развитие био- и нанотехнологий откроет человеку новые знания. И компании, которые первыми найдут возможность их использовать, станут лидерами будущего мира. Они изменят рынок, изменят стандарты, изменят нашу жизнь. Это неизбежно.

Начать обсуждение


UP-PRO в сетях